Библиотека почти завершённого

Авторский сайт Roman ( romandc ) Dry

Страница: Глава первая. Экзамен по финскому.

Глава первая.
Экзамен по финскому.

Утро субботы, самый разгар всенародного праздника Ивана Купалы (Juhannus), выдалось солнечным, тёплым и тихим.

Проснулись мы не рано, часов в девять, причём мне всё утро снились шикарные, весёлые и счастливые сны.

Слегка позавтракали, покидали вещички в машину и покатились прочь из стольного города Энонкоски, в сторону Савонлинны — в обратный путь.

Однако перед выездом нам требовалось сделать одно очень важное дело.

Как известно, финские города не изобилуют бесплатными местами для парковки. Где-то можно бесплатно паркануться у супермаркета, где-то — у какого-нибудь исторического места или гос.учреждения.

Но чаще всего, особенно в крупных городах, бесплатные парковки ограничены по времени.

Можешь стоять, допустим, как на этом знаке — два часа и ни минутой более.
А чтобы инспекторы, курирующие стоянки, могли знать, сколько уже простояла машина, нужно положить под лобовое стекло, на торпедо, специальные парковочные часы.
Вот такие –

На них выставляется то время, когда ты поставил машину на стоянку. Просрочил время стоянки – штраааф, не имеешь часов – опять штраааф, и время написанное от руки на бумажке, не прокатит!

Всё должно быть так, как написано в правилах, и явно видно инспектору, и если вдруг пришлось поставить машину на платную парковку, не стоит класть квитанцию в карман – положи под лобовое стекло, иначе хлопот не оберёшься!

Короче, если мы собирались устраивать покатушки по городам и весям, нам нужны были парковочные часы.

В Энонкоски свернули на заправку. Слава Богу, магазинчик при заправке работал, как и маленькая кафешка на пару столиков.

Магазинчиком заправлял моложавый финн, приятной наружности.

Надо сказать, что важная миссия общения с финскими товарищами была возложена на меня лично, и вовсе не потому, что я сколько-нибудь знал финский, просто месяц назад, я купил пару разговорников и даже успел их открыть на первой странице!

Поэтому на общем собрании нашего коллектива был вынесен вердикт: «Раз твой дед воевал в Финляндии в 1939-м, значит по-фински шпрехаешь. Значит, тебе и общаться!»

Возразить мне было нечего, Димка был прав — ему-то мой дед приходится прадедом! Но я верил в свои силы! До тех пор, пока не настала пора показать свои глубокие познания.

Сказать по-фински: «Мне нужны парковочные часы» не очень сложно, но требует некоторой подготовки! Недолгой, не более получаса.

С помощью аж двух разговорников мной была составлена корявая фраза: «Миня тарвитсен парки келло!»

Как будет по-фински «парковочные часы» я не знал. В разговорниках этого не было, поэтому мне пришлось составить целое словосочетание – parkki-kello, «парковка-часы», звучащее по-фински диковато. Нечто вроде «хлеб-масло» вместо «бутерброд».

Я вышел из машины у бензоколонки и на ватных ногах пошёл в магазин, на съедение моложавому финну приятной наружности.

Чувствовал я себя как школьник перед экзаменом. Это же было моё первое настоящее общение с финном! Не считать же таковым: «Ещё раааз и будет штраааф!».

Мы мило улыбнулись друг-другу. Я набрал в легкие побольше воздуха, и, запинаясь на каждом слове, произнёс:

— Minä tarvitsen parkki kello?

К чести финна, в столбняке он стоял какую-то секунду или две, ещё пару секунд соображал, чего же требуется этому сумасшедшему русскому, и ненавязчиво меня поправил:

— Parkkikiekko!

И под моё «Jöö! Jöö!», то бишь «Да!Да!», отправился вглубь магазина, поковырялся в стойке с удочками (вот где оказывается можно заплатить за рыбалку!!!) и вытащил оттуда предмет моих желаний.

Этот необходимый аксессуар — «паркикиекко», стоил один евро, двадцать центов, и тут только я сообразил, что мой денежный мешок, он же казначей, остался сидеть в машине, видимо не желая быть свидетелем моего позора.

Выскочив как ошпаренный на улицу, я почему-то громким театральным шёпотом закричал:

— Димка! Иди сюда! Кошелёк тащи!! — к вящему удовольствию пары старичков, сидевших за столиками кафе.

Мы расплатились, ещё раз улыбнулись с продавцом друг-другу, и тогда я выдал свою коронную фразу, заученную наизусть ещё в Питере: «Paljon kiitoksia!»( Пальон киитоксиа), что значит «Многочисленные спасибо!», чем вызвал на лице собеседника искреннюю, я бы даже сказал искрящуюся, улыбку!

Кстати, насчёт улыбок.

Продавцы непременно тебе улыбнуться, когда ты входишь в магазин или подходишь к кассе. Это, несомненно, дежурная улыбка, хотя она и не выглядит явным волчьим оскалом, как у наших продавцов.

Но стоит пару раз улыбнуться в ответ, и вежливо поблагодарить финна, как его/её лицо просто преображается! Улыбка начинает светиться, как будто мы сделали продавцу шикарный подарок на день рождения!

И самого себя начинаешь чувствовать не совсем чужим в этой стране.

Итак, благополучно решив вопрос с parkkikiekko, мы двинулись-таки к Савонлинне.

Не помню сколько времени у нас заняла дорога в райцентр, но мне она показалась намного короче, чем дорога от Савонлинны до Энонкоски.

Задач в этом городе было две. Посетить Призму, мимо которой мы просвистели вчера, и добраться до крепости Олавинлинна (Olavinlinna). То есть «крепости Святого Олафа».

То, что в Савонлинне есть крепость, мы узнали случайно, пролистывая вчерашним  вечером туристический журнал. В журнале, правда, никаких подробностей не было, что это за крепость, где находится? Просто рекламка какого-то выступления финской оперы в крепости.

Но, выходит, крепость там была, и у Димки зазудело туда поехать. Для меня же, с тех пор, как я проскучал четыре часа в Тракайском замке, все эти крепости могли вызвать только зевоту и глубокий, здоровый сон.

Но сначала — Призма.

Сворачиваем на стоянку перед супермаркетом-гигантом. Поражаемся, до чего же пусто на стоянке. Ни одной машины!

Начинают закрадываться нехорошие предчувствия! Мы бросаем машину и подходим к стеклянным дверям магазина…

ЗАКРЫТО!

Ну ладно, что поделать, может с крепостью повезёт?

Поскольку Призма находится на окраине Савонлинны, берём курс на Keskusta, в центр города. Мы не знаем, где находится крепость, но может быть какой-нибудь прохожий, которых в центре, по идее, должно быть больше, чем на окраинах, ткнёт в том направлении пальцем?

Кескуста, на самом деле, это вовсе не название городского района, как думают многие, это просто «Центр». В каждом городе есть такая keskusta. И это хорошо.

Плохо только то, что у нас нет карты города. и дорожные знаки нам ничего не подсказывают.  И, несмотря на то, что на дворе уже одиннадцать часов утра (десять по финскому времени), на улицах ни единого пешехода!

НИ ЕДИНОГО!!!

Не у кого спросить дорогу к крепости, некому пожаловаться на жизнь! Не у кого спросить — в центре мы уже, или ещё нет! Даже машин нету!

Только промелькнул одинокий мотоциклист, да выползла откуда-то здоровенная полицейская бронемашина. Зыркнула на нас фарами и медленно и бесшумно уползла в какой-то переулок – бдить дальше. Кататься по городу в таких условиях нам показалось страшновато — заедешь ещё куда-нибудь и не выберешься оттуда никогда! Или исчезнешь, как всё местное население!

С горя мы пофотографировали какой-то лодочный клуб

И поехали вон из вымершего города.

Горе Димки было велико и неподдельно! Ещё бы — упустить возможность полюбоваться старыми камнями! Но оно было бы ещё горше, знай мы тогда, что упустили!

Уже по приезде в Питер, я выяснил, что за Олавинлинна такая спряталась в финском райцентре!

Крепость Нейшлот, основанная в 1475 году датским рыцарем Эриком Акселссоном Тоттом на русских землях, являлась много веков камнем преткновения, между Россией и Швецией.

Финский народ был зажат между двух огней. Крепость то переходила к русским, то её снова захватывали шведы. Соответственно, крепость, то разрушалась, то вновь отстраивалась.

К переустройству этой крепости приложил руку и Александр Васильевич Суворов. Вместе с тем, в одной из башен, до сих пор сохранился фрагмент герба самого основателя – Тотта.

В перерывах между войнами, в недолгие годы перемирий, крепость становилась, то государственной тюрьмой, то местом ссылки неблагонадёжных.

Позже, шведы переименовали крепость в Олафсборг, а финны, в те времена, когда в крепости стоял русский гарнизон, переиначили название по-своему – Олавинлинна.

Вплоть до 1917 года, когда Финляндия стала независимой, крепость использовалась для военных и политических нужд и только в 1912 году перестала служить делу милитаризма и стала местом проведения оперных фестивалей.

Традиция фестивалей продержалась пять лет, потом заглохла на 50 лет и снова возродилась в 1967 году.

Нам, питерцам, вся эта информация тем более интересна, что в городе Санкт Петербурге существует Нейшлотский проспект. Очень интересно было бы побывать в месте, откуда произошло это труднопроизносимое название улицы.

Тем временем, мы уже колесили по дороге, ведущей в обратную сторону. Поездка была бы абсолютно приятной, если бы не подёргивания Нивки.

Непонятно с чего, Нива вдруг начала дёргаться как припадочная. Скорость временами падала до 80 км.ч., правда только на подъёмах, потом, подёргавшись, машина очухивалась, и, воспрянув духом, бодро бежала дальше.

Вот в таком вот темпе мы и довальсировали до каменного мужика, видневшегося на краю дороги.


В Суоми, каждое интересное место, принято обозначать дорожными знаками, специально для туристов.

Это, кстати очень помогает при «дикой езде», всегда есть возможность наткнуться на открытие. Ну и сильно интригует, когда на скорости пролетаешь мимо кассы.

Если бы эти знаки дублировались за двести метров до поворота, осматривать интересные места можно было бы почаще.

 

 

 

Так вот, на знаке, который стоял рядом со скульптурой, было нарисовано целых два незнакомых названия! Такое место мы пропустить, конечно, не могли.

Рядом с каменным мужиком можно было припарковаться у заправки Несте, что мы и сделали.

Прогулялись к скульптуре и обнаружили, что в нескольких метрах от неё проходит финская железная дорога. Узкоколейка в одну колею, со скамеечкой, носящей гордое название Вокзал!


Сфотографировавшись, мы начали размышлять, что же у нас имеется в сухом остатке?

Одно, ничего нам не говорящее название на знаке, несомненно обозначало «Студента, спящего на лекции по сопромату» (так уж мы окрестили статую). А вот что обозначало втрое?

Мы терялись в догадках.

Сходили к берегу близлежащего озера.

На местной пристани лежала вповалку целая толпа местных водных туристов в спасательных жилетах.

Не знаю уж почему, видимо с усталости, полтора десятка финнов разлеглись прямо на досках пирса. Выглядели они все крайне измождёнными, хотя, то ли приплыли, то ли собирались отчаливать, явно не на гребных лодках.

Может быть это местное турагентство, устраивающее экскурсии по озеру, и есть ещё одна достопримечательность?

Разочарованно вздохнув, мы повернулись к озеру кормой и потопали к стоянке, где нас дожидалась наша карета.

Выезжаем со стоянки. С правой стороны у нас железная дорога, с левой – высокая отвесная скала. Скала, как водится, вся источена эрозией.

На верхушке скалы (снизу видно) – лесок из ёлок. А в самом низу скалы… ЧЁРНОЕ ОТВЕРСТИЕ ПЕЩЕРЫ!

СТОООЙ!!!

Но, мы уже проскочили все места, где можно остановиться и подумать. На дороге неожиданно много машин! Отводная дорога до шоссе очень коротенькая и мы просто не успеваем сообразить, что нам делать, чтобы вернуться! Разворачиваться здесь просто негде!

И тогда мы совершаем дерзкое и злостное нарушение всевозможных правил, развернувшись прямо на главном шоссе у знака «СТОП»!

Простите нас боги дорожной полиции! Другого нам ничего не оставалось!

И мы не пожалели о содеянном…

Глава вторая. Ресторанчик для эстетов.

Яндекс.Метрика