Библиотека почти завершённого

Авторский сайт Roman ( romandc ) Dry

Страница: Глава пятая. Дачные радости.

Глава пятая
Дачные радости.

Дачный домик, изготовленный в Швеции из русского леса, по заказу финских подрядчиков, и собранный русскими рабочими по финской технологии, с использованием шведских инструментов, являл собой трогательный пример дружбы народов, за предварительно утверждённый гонорар.

Нет, в самом деле, что внутри, что снаружи, дом производил впечатление скрупулезно рассчитанного, тщательно подогнанного, аккуратно собранного, маленького шедевра.

Даже не верилось, что русские могут так собрать, досочка к досочке, не заканчивая сборку обработкой напильником.

Маленькое лирическое отступление:
Анекдот помните?
Закупили американцы в CCCР трактор Беларусь! Получили много ящиков, в стиле конструктора «Сделай Сам».
Почесали в затылке, собрали. Получился самолёт ТУ154.
Разобрали, нашли инструкцию по сборке, собрали по инструкции. Получили… самолёт ТУ154.
Почесали в затылке снова и послали за русским специалистом.

Приехал русский, заперся с самолётом в ангаре на неделю. Через неделю приходят американцы – стоит в ангаре трактор Беларусь!
— КАК!!!???
— Инструкцию внимательнее надо читать! Написано ведь русским языком: «После сборки обработать напильником»!

Как и ожидалось, домик оказался девственно пуст и до отвращения чист.

Стояла кое-какая запакованная в транспортный полиэтилен мебель, в углу гостиной высился камин, «под цвет дерева». На каждом окне – пластиковые жалюзи. Даже на тех окнах, которые явно выходили не в сторону соседей. Мы сначала не совсем поняли, зачем и только ближе к вечеру уяснили, в чём дело.

Вовсю работало электричество, из кранов текла не только холодная, но и горячая вода, и даже канализация исправно принимала в себя все, что ни попадя.

И вообще, помните, как русский строит дачу? Не «новый русский», а просто русский.

Ему дают клок земли, поросший лесом или кусок болота, и он, первые два-три года, валит лес или занимается ирригацией.

Потом, в зависимости от везения и доходов, от двух до пяти лет он строит дом. Точнее – сначала времянку, потом дом.

Потом, еще лет через десять, прокладывают асфальтированную дорогу, только не к его участку, а на противоположной стороне от города, к местности где кучкуется элита.

Это уже гигантский шаг к цивилизаций! Шаг немного в другую сторону, но это ничего! Порадоваться за людей тоже полезно для здоровья!

А после, еще через пятнадцать лет, проводят электричество!

Всё!

Народ празднует победу добра над разумом, а разума над природой! Убирает поглубже в шкафы керосинки, легко смиряясь с канализацией типа «пудрклозет в домике размышлений» и водопроводом типа «садовый шланг из пожарного водоёма».

Это я всё к тому, что ещё в городе Питере, с трудом, но всё-таки уразумел, что финны поступают в этом случае абсолютно неправильно! То есть, с точностью до наоборот.

Они сначала убирают с участка лес, потом проводят туда дорогу, канализацию, водопровод и электричество, и только потом этот участок продают под застройку. Покупай дом, стройся и не мечтай даже, что отходы твоей жизнедеятельности потекут в сторону соседа!

Но, к делу!

Был уже вечер, и нам хотелось побыстрее осмотреть дом и окрестности.

Перетаскав вещи из Нивки в дом, мы принялись за дело:

облазили домик от пола до потолка,


 

(а вот и не публиковавшееся до сих пор видео, из которого я когда-то надёргал кадров, для иллюстрации дома):

подёргали за нагеля («Крепко, зараза!»),
лизнули брёвна фасада («Пинотекс!!!»)
и, успокоившись и подкрепившись взятыми из Питера продуктами, в обнимку с фотоаппаратом, пошли гулять по окрестностям.

Насколько мы нервно вымотались и морально устали, говорит тот факт, что фотографироваться мы пошли не в город Энонкоске, до которого было 15 минут ходьбы (это даже в голову не пришло!), а просто на природу. Конечно, предварительно сделав кружок по дорожкам среди коттеджей.

По правому краю дороги, ведущей в город, высился скальный массив, метров сорок высотой. Вот на этом участке, мы и решили сфотографироваться в первую очередь.

Я-то знаю, что залезть на гору легко. Зато спуститься — в десятки раз сложнее!

Когда лезешь наверх, не смотришь, какое расстояние тебя отделяет от спасительного подножия горы. К тому же, взбираешься, наклонившись вперёд, можно даже себе руками помогать.

Но когда спускаешься, во-первых, поневоле оцениваешь, как далеко внизу виднеется равнина, и, во-вторых, соответственно, отклоняешься назад, и поэтому норовишь потерять равновесие, и спуститься вниз на собственной заднице.

Поэтому, умудрённый опытом скалолазания ещё на Черноморском побережье Кавказа, я высоко не полез, удовлетворившись десятиметровой высотой.

Опасность подобного мероприятия и особенности финской природы, я почувствовал при спуске вниз, наступив на, казавшийся целым, пенёк, который провалился под моей ногой чуть ли не на пол метра вглубь. Стоял же он, трухляв, но цел и невредим много-много лет, пока в Суоми не приехали «руссо-туристо»!

Димке же тонкости скалолазания были в новинку, поэтому он возжелал забраться как можно выше и это желание оказалась серьёзным просчётом.

Во-первых, фотографии, даже на нашем неплохом цифровом фотоаппарате, с мощным зумом, оказались либо мелкими, либо не резкими.


Во-вторых, его спуск вниз занял гораздо больше времени, чем подъём, да ещё и сопровождался треском кустов, грохотом катящихся камней и приглушёнными матюгами.

Маленькое лирическое отступление:
Напротив того места, где мы совершали подъём, стоял один из электрических столбов. Один из тех деревянных столбов, что покорно, год за годом несут на себе пучки электрических и телефонных проводов.
Если вы находитесь в сельской местности – посмотрите за окно. Наверняка вы увидите нечто подобное: чёрный и липкий от креозота, с остатками сучков и трещинами по всей поверхности древесный ствол, прикованный к бетонной опоре толстой проволокой. Знакомая картина?
Я стоял и не мог оторвать глаз от финского электрического столба.
Этот представитель семейства Электро Эректус Вульгарис на вид и цвет дерева был возрастом сравним с самой Финляндией. Он вырастал прямо из земли и не нёс на себе ни грамма вонючих смол или следов огненной обработки. Отполированный почти до блеска ветрами и дождями, он был не подвержен ни гниению, ни атакам насекомых.
Он просто был.
Неестественной сохранности столетний старик, бодрый, как в молодости.
Может быть, такой сохранности столбов способствует сама природа Финляндии? Может быть, финны как-то по-особому ухаживают за ними? Поливают, удобряют? Не знаю. Знаю одно — в краю чудес всё возможно.

Вдоволь нафоткавшись и налазавшись, мы вышли к берегу озера, как раз в том месте, где рыбалка разрешена.

Рыбалка в Суоми – это одно из национальных искусств, вроде лыжного спорта. В краю озер, иное было бы странно.

Но, казалось бы, раз озёр много, значит и рыбы много, а значит и — знай себе, лови! Как бы не так! В Финляндии рыба принадлежит государству, поэтому, хочешь ловить – покупай лицензию и лови не там, где приглянется, а на общественных территориях.

Можешь, конечно, и на частных, но для этого, надо как минимум, договориться с хозяином. А хозяин всё равно поинтересуется, есть ли у тебя лицензия?

Зато и сервисное обслуживание рыбаков на высоте. По слухам, поймал рыбку, и тут же можешь её отдать дедку, сидящему на бережку. Он эту рыбку и почистит, и если надо, закоптит, и, если будет желание, подаст к столу, потому как, на том же берегу, есть и коптильня, и стол, и даже скрытая в кустах будочка, вросшая в землю, в которой можно переодеться или обсушиться.

И это для всех!

Перед отъездом у меня была маленькая мечта, и мы включили её в наши предварительные планы – порыбачить в Суоми. Но… не все мечты сбываются.

Так и мечта о финской рыбалке, отложилась у нас в долгий ящик – было уже поздно, планы на завтра не определены. И вообще, в праздник Ивана Купалы не работает почти ни один финн! Кому заплатить за лицензию, и кто нам почистит и закоптит пойманную рыбу, было неясно.

Поэтому, погрустив около знака «Место для рыбалки», мы пошли гулять дальше.


Попрыгали по камешкам:


Нашли по-над берегом огромнейший валун, самый кончик которого сильно напоминал черепашью морду.


Этот валунище, тянется вдоль берега на расстояние не меньше 150 метров, и возвышается над озером на 30 метров, и ещё неизвестно, сколько его прячется под водой.

Какую же мощь должен был иметь ледник, который прикатил сюда этот камешек?!

Прямо из скалы, торчала, непонятно как выросшая в камне берёза. Деревьями-то валун порос ещё в незапамятные времена, но все эти деревья, стояли, как им и положено — раскидывая корни по поверхности камня, а эта умудрилась вырасти из отверстия в скале.

Мы прошли вдоль валуна, оказались снова на дороге, ведущей к коттеджам и прибрели к дому, слегка уставшие, но довольные.

Сварганили ужин, поели и выбрались на крыльцо – погреться на солнышке.

Вокруг дачи стояла невозможная в городе тишина!

Ни единого дуновения ветра!

Ни единого жужжания комара!

Ни единого крика птиц!

Мы ещё на озере обратили внимание, что, кроме чаек, птиц в округе вообще нет. Ни в городе, ни на природе. Ни воробьёв, ни зябликов, ни даже трясогузок. Единственными птицами, которые попались нам за всю долгую дорогу, оказались вороны, сидевшие на краю трассы №6. И всё.

Ну, и чайки, конечно. От этих тварей вряд ли спрячешься и на морском дне.

Маленькое лирическое отступление:
Когда мы на следующий день остановились перекусить на небольшой парковке, к нам присоединилась пара чаек, видимо, в этих местах прикормленные досужими туристами.
Стрескав вместе с нами чуть ли не половину копчёной курицы (причём одна ела, а другая наблюдала, по очереди), чайки обиделись на то, что мы под конец подсунули
им хлеб, доели его до крошки и улетели, не сказав «спасибо».
Ещё одна встреча с птицами произошла уже в Лапеенранте. Это были два воробья у «Макдональдса».
Видимо, на генетическом уровне учуяв в нас русских, воробьи тусовались только у нашего столика, не особо обращая внимание на те столики, где сидели финны.
Так что нам с племянником досталось только по полБигМака.

Из-за тишины и покоя, мы ни разу не сообразили посмотреть на часы.

Но когда посмотрели, то ахнули — по московскому времени было двенадцать часов ночи!!!

Высоко над горизонтом светило горячее солнце, можно было даже загорать! Но вокруг нас, оказывается, стояла глухая полночь! Точнее, по финскому времени, одиннадцать часов вечера!

В Питере, в белые ночи можно поймать солнышко довольно поздно, но не греет оно, хоть тресни! Здесь же это было сказочное ощущение!

Но теперь стало понятно наличие жалюзи на окнах, которые при желании превращали дом в неприступную для солнца крепость.

Мы вернулись внутрь и составили наполеоновские планы на завтра, решив для начала ограничиться двумя днями пребывания в чужой стране, но весь обратный путь провести с толком, с чувством, с расстановкой, посетив как можно больше городов и интересных мест!

Чтобы запастись на будущее чудесными воспоминаниями!

 

Часть вторая. ОБРАТНО.

Яндекс.Метрика