Библиотека почти завершённого

Авторский сайт Roman ( romandc ) Dry

Страница: Глава вторая. Вперёд, мой верный конь!

Глава вторая.
Вперёд, мой верный конь!

 

Если кто помнит, моя бедная машина Нива 21310, долго и упорно страдала синдромом Боткина-Петкера, сопровождаемым конвульсиями и нервным тиком. Причём болезнь эта проявлялась не постоянно, а время от времени, в самые неподходящие моменты.

Как будто в моторе сидел злобный вирус, и исподтишка наблюдал, когда же я окажусь в наиболее трудной ситуации, чтобы тут же испортить мне жизнь ещё более.

Борьба с живучим вирусом была бы безнадёжной, если бы не посетители форума niva4x4. Только благодаря их бесценным советам, злобная зараза оказалась побеждена, и добро, мерзко хихикая, опять восторжествовало над злом! Заставив, впрочем, меня самого усомниться в своих талантах по части диагностики неисправностей.

Но, как бы там ни было, Нивка моя была снова в строю и рвалась в бой! Новенький модуль зажигания, поставленный взамен старого, приболевшего, бился ровным, устойчивым пульсом. Лучшего коня не существовало на тот момент на белом свете!

Именно поэтому, а ещё потому, что других легковых машин у нас на тот момент не было, нашим Светозаром была единогласно выбрана Нивка.

На этот раз я не стал снимать кенгурятник или отворачивать противотуманки. Даже помыл её так – немного, вручную.

Мои попутчики, настоятельно уговаривали меня не делать и этого, но уж больно толстый слой грязи нарос к тому времени на бортах автомашины.

Поэтому, всю вторую половину дня перед выездом, я мыл, скрёб, чистил, оттирая дорогую коллекционную грязь! И удалял из багажника всё, что не считал абсолютно необходимым в дороге:

несколько двадцатилитровых пластиковых канистр;

сумку с инструментом, включавшим в себя пару танковых двадцатитонных домкратов;

передвижную шиномонтажку с шиномонтажниками;

и полировочную машинку с бочкой политуры… то есть полироля.

Следующий день, на утро которого был назначен выезд, был будним днём. На все выходные дни билеты на паромы Viking Line были давно забронированы и не нами, к сожалению. Так что нам оставались только рабочие дни, пусть и взятые «за свой счёт».

Но и в этом случае мы оставались в выигрыше – на МАПП Торфяновка, через который мы собирались ехать, в будний день не должно было быть много народу. Ну, и лишние, пусть и неоплачиваемые, выходные, всё же лучше, чем никаких выходных вообще.

Ранним осенним утром, я, подхватив сумку с небольшим набором вещей в дорогу и полиэтиленовый пакет с тёплой одеждой «на всякий случай», отправился на стоянку.

Завёл подпрыгивающую от нетерпения Нивку и покатил на Комендантский аэродром, где соизволили ожидать меня: мой приятель Вовка, его супруга Вика и дочь Вики – Маринка, назначенная в нашей экспедиции главным переводчиком и дипломатом по совместительству.

Маринкино знание английского, а ведь она изучала английский язык на профессиональном уровне, должно было избавить нас от лишних хлопот. Зная английский, можно, в принципе, не знать ни финский, ни шведский, поскольку чуть ли не каждый в этих странах говорит на английском языке как на своём родном.

Итак, я подъехал к дому моих друзей в бодром настроении, радуясь, пусть темноватому и пасмурному, но такому счастливому утру. Позвонил в дверь, вошёл в прихожу и… обомлел.

На полу прихожей высилась гора сумок, сумочек и полиэтиленовых пакетов, а всё это богатство венчала подлинная «мечта оккупанта» — огромный чемодан на колёсиках!

Прикидывая, как разместить всё это хозяйство в не очень большом багажнике Нивы, не складывая задних сидений, мы начали перетаскивать вещи к машине, с последующим заталкиванием, запихиванием и рассовыванием по укромным местам.

Особенные неприятности при этом доставляли десятилитровые бутыли с водой и железная канистра под бензин, скажу заранее, совсем нам не понадобившаяся.

Нивка, не ожидавшая такого напора, трещала по швам, раздуваясь как воздушный шарик. Когда стало казаться, что ещё немного, всего один полиэтиленовый мешок с барахлом и у машины вылетят стёкла, вещи всё-таки закончились. И мы смогли, наконец, выехать прочь со двора, целясь на Планерную улицу, чтобы через Планерный виадук попасть на Приморское шоссе.

Такая дорога казалась самой короткой и надёжной с Комендантского.

Я вырулил на Планерную, где-то километра за полтора от виадука и, практически тут же, упёрся носом в длиннющую колонну автомашин.

Пробка!

Прыгая по поребрикам, нам удалось-таки выскочить из затора и свернуть на соседнюю улицу, чтобы проехав ещё пятьдесят метров, снова вляпаться в пробку, ещё худшую, чем была на Планерной!

Я опять начал прыгать по газонам и тротуарам, пытаясь найти хоть какой-нибудь обходной путь, но всё тщетно! Даже по улице Оптиков, последней перед мостом улице, перпендикулярно подходящей к Планерной, стояла глухая пробень!

Паром, отходивший от причала в Хельсинки в 17.30 (в 18.30 по московскому), вполне мог помахать нам хвостом на прощание! Было уже девять часов утра, а путь предстоял неблизкий.

Я весь извёлся, пока мы, буквально по миллиметру, подползали обратно к Планерной улице. Правдами и неправдами, притирая едущих рядом и расталкивая кенгурятником едущих наперерез, мы всё-таки сумели повернуть на виадук!

Напомню, что дело было во вторник, в рабочий день, когда народ весь стремится немного поработать, загладив перед начальством вину за похмельный понедельник!

И в тот самый момент, когда обуянные желанием потрудиться граждане, сломя голову несутся на работу, наши любимые дорожники решили снять асфальт в самом узком месте и на единственной прямой трассе в район Старой Деревни! Оставив для проезда транспорта только узенькую полоску в одну машину.

Поливая в полный голос, и дорожников, и ГИБДДшников (вот уж Бог их наказал, подсказав кому-то «очень умному» такое жуткое название) и всех, кто в тот момент попался под руку, мы буквально просочились сквозь упрямый металл автомобильного столпотворения!

Повернули на Приморское шоссе (Е18) и оказались на почти пустой дороге. По сравнению, конечно, с тем, что только что преодолели.

Дальнейший путь не блистал особо захватывающими приключениями. За маленьким исключением – хлынул мелкий, противный, брызжущий грязью из под колёс, дождик-сеянец.

Настроение наше упало почти до нулевой отметки по бортовому дерьмометру.

Я пытался как-то ускорить наше передвижение, время от времени обгоняя фуры и песковозы, но интенсивность встречного потока заставляла каждый раз нырять в узкие щели между попутными грузовиками.

Я буквально слышал на уровне подсознания, как ругмя ругаются их потревоженные водители.

У моих же спутников эти маневры явно вызывали приступы клаустрофобии, так что за рулём я сидел обруганный со всех сторон.

Одно спасало положение. Мы почему-то были твёрдо уверены, что, как только пересечём границу, как погода тут же переменится к лучшему!

Ещё одно обстоятельство беспокоило меня лично. Отсутствие у нас грин-карты.

Как известно, подобный документ можно получить почти в любой страховой фирме в Питере. Но мы решили рискнуть, и не заморачиваться беготнёй по Питеру, а просто купить грин-карту по дороге.

Мой приятель был целиком и полностью уверен в успехе этой авантюры. Меня же грыз червяк сомнения — так уж добыча зелёного листочка будет быстра и безболезненна?

Впрочем, когда мы проскочили мимо города Выборга и оказались на абсолютно пустой дороге, ведущей к Торфяновке, мои сомнения рассеялись очень быстро.

На одной из эстакад, из которых состоит дорога в сторону Хельсинки, в нескольких километрах за Выборгом, мы обнаружили невзрачную сараюшку.

Это заведение на дровяном ходу, издалека казавшееся заброшенным и забытым, при пристальном изучении оказалось вполне работоспособным.

Мы с Вовкой вылезли из машины и, оставив женщин любоваться дождём пополам с туманом за окном, поплелись «оформлять».

Пардон за выражение.

Сарайка, два на два квадратных метра, с центральным отоплением типа «буржуйка в центре комнаты», была, между тем, оснащена всем нам необходимым – окошечком кассы, компьютером и пышнотелой мадам, способной одарить грин-картами каждого проезжающего.

Не имею понятия, подорожала эта бумага с тех пор, как я покупал её в предыдущий раз, или просто сработал закон такси — чем дальше тем дороже? Но на сей раз, грин-карта стоила нам на пятьдесят рублей больше!

Оставалось смириться с этой вселенской несправедливостью, воссоединиться с женской частью нашей экспедиции и отправиться дальше.

По дороге к Торфяновке нам предстояла ещё одна остановка – надо было долить бензина до полного бака.

На самой последней заправке, у границы, в обществе какого-то финна, приехавшего в наши пенаты разжиться дешевым (по их меркам) бензином, мы залили бак до самой пробки дорогущим (по нашим меркам) топливом и уже через каких-то пятнадцать минут оказались у самого таможенного поста.

Глава третья. Кошелёк или жизнь!

Яндекс.Метрика