Библиотека почти завершённого

Авторский сайт Roman ( romandc ) Dry

Страница: Глава вторая. Таможня даёт добро!

Глава вторая.
Таможня даёт добро!

Итак, день первый!

22 июня, пятница — 6 часов утра. Подъезжаю к Димке на квартиру, оттуда в Ленту(супермаркет в Питере). Затем, не спеша выезжаем на Выборгское шоссе и поворачиваем Нивку носом в сторону города Выборга. Это, в принципе, недалеко, где-то километров 100 от Питера.

Нас, как обычно, тянет ехать короткими дорогами, поэтому мы слегка плутаем и забираемся в такую глушь, куда Иван Сусанин поляков не гонял. Но затем опять попадаем на Выборгское шоссе.

В конце-концов, мы сворачиваем с шоссе в сторону Выборга и начинаем плутать уже по городу, приставая к прохожим и пытаясь выяснить, как же нам всё-таки попасть на МАПП Брусничное? Этот самый МАПП (с финской стороны он называется Nuijamaa.(Нуийямaa)) и есть один из таможенных пропусков в Финляндию, и ведёт он в самый, наверное, посещаемый русскими город — Lappeenranta(Лаппеенранта).

Одна добрая душа с парой советов и собственное умение выкрутиться из любого, даже самого извилистого прохода, спасают положение — ещё немного покрутив по Выборгу, мы выбираемся на дорогу в Брусничное.

В машине царит напряжённое ожидание скорого краха всех надежд, и чем ближе пограничный переход, тем больше мандраж.

Это вполне объяснимо. Целую неделю, до этой поездки, мне лично внушали все и вся, что в Финляндию на Ниве проникнуть невозможно, что надо иметь на человека, как минимум 200 долларов в сутки.

Что делать там абсолютно нечего, ходить там никуда нельзя, смотреть не на что, и вообще, идея поехать туда, крайне дурная и пахнет изменой Родине!

И вот, имея на двоих в кармане 280 евро, карту Виза, десяток тысяч «деревянных», автомобиль «Нива» с визгливым генератором и дребезжащими на скорости стёклами, мы и сами вибрировали от страха, успокаивая себя только тем, что: «Ну, завернут, так домой поедем».

Зато запас бензина — почти полный бак и сорок литров в канистрах.

До первого КПП остаётся триста метров, и мы решаем залить весь наличный бензин в бак.

Всё дело в том, что в Финляндию провозить горючку нельзя, не более 10 литров в канистре. Значит надо залить бак как можно полнее.

К моему удивлению, 60-литровый бак Нивки заполняется по горловину и ещё остаётся литров 17 в канистре! Поэтому приходится бросить канистру в ближайшие кусты. Безо всякой надежды выудить её оттуда на обратной дороге — любопытных глаз, охочих до чужого бензина, там множество! 

Ну, да ладно — впереди уже граница!

Подъезжаем к первому посту. Первая российская проверка загранпаспортов!

Улыбка прилипшая к лицу, судорожный поиск паспортов. Голос, откуда-то из-под сидения, тонкий как у комара, но чем-то похожий на голос штабс-капитана Овечкина :

— Иззздравствуйте! У менья дипломатИк паспОрт, я буду жаловАться!
— Изжай себе, мил человек.

Ффуух… проехали, даже не выходя из машины.

Мы в пограничной зоне. Узкая полоса асфальта петляет среди скал, аккуратно обрезанных, чтобы не выползли случайно на дорогу.

Дорожные знаки вдруг становятся непривычного жёлтого цвета. Ограничение скорости — 60 км.ч.

Мимо проносится иномарка с российскими номерами, прямо в объятия гаишника, залёгшего в засаду в небольшой ложбинке.

Немного попетляв между скал, и счастливо избежав беседы с гаишником, мы как-то незаметно оказываемся перед очередным шлагбаумом.

На сей раз, вместо бдительного пограничного офицера — затянутая в зелёное мадам:

— Покажите ваши…
— Фройляйн, как можно?!!
— …паспорта. Пока, только паспорта.

Ещё один заслон преодолён!

Дальше — хуже. Мандраж усиливается!

Наркотики, оружие, сильнодействующие яды, водка и нелегальные проститутки, всё, что запрещено  правилами провоза багажа, норовят выскочить из багажника, как чёртик из коробочки! Прямо на асфальт перед основным КПП с российской стороны.

До КПП пятьдесят метров. На светофоре — красный свет. Перед нами три машины. Встаём в очередь.

От маленькой зелёной будочки КПП (а-ля ларёк) отваливают предыдущие две тачки. Стоящие перед нами, не обращая внимания на красный сигнал светофора, трогаются с места.

Потихоньку трогаемся и мы.

— Русиш швайн? Курка? Яйко?
— Русские по первой не закусывают!!!
— Я вижу вас в первый раз?
— Дай Бог, чтоб не в последний!

Нет, на самом деле, дежурный по КПП сегодня отменно вежлив и добр.

Чувствуется, что сегодня у поста почти выходной день. Несмотря на то, что на календаре пятница, и, к тому же, почти полдень, на переходе практически никого. Так… кошкины слёзы.

Поэтому, нам успевают доходчиво объяснить, как истинным «нубам», как заполняется декларация.

Причём, как самым настоящим, неподдельным «нубам» — объяснить два раза.

Проходим таможенный досмотр.

Наркотики, оружие, сильнодействующие яды и пр. рвутся наружу, но уже не так сильно, поскольку досмотр машины такой же беглый и поверхностный, как инспекторская проверка общественного туалета.

Но впереди главное, наиглавнейшее препятствие — финская таможня!

Едем ещё несколько километров, попутно забежав в магазин «дьюти фри». Это магазины без пошлины, которые бывают только на границах или в аэропортах. Правда, непьющему человеку делать там практически нечего. В продаже только винно-водочные изделия и парфюм.

Наверное, парфюм он продают тоже для алканов-экстремалов.

Племяш с невозмутимым видом выбирает коньяк, а мне, как человеку непьющему, остаётся только терзаться нехорошими предчувствиями.

Страшно хочется домой!

Оказаться бы сейчас дома, на родном диване, перед родным телевизором!

Я уже почти созрел, чтобы развернуться и задать стрекача на Родину, ставшую вдруг такой далёкой и недоступной, но, делать нечего, коньяк выбран и Нивка, прошелестев ещё десяток километров, упирается в очередной российский шлагбаум.

Тьфу, да сколько ж можно?!

Опять особа особо женского полу.

— Стой, кто идёт! Предъявите паспорт! Остановись, живое существо! В этих местах ты бродишь напрасно…
— Hyvä Päivää!
— Дооозвидания!

Наконец-то  — Nuijamaa.

Впереди домик-ларёк финской таможни. Хотя ларьком его назвать язык не поворачивается, скорее — павильон!

Всё повторяется почти в деталях — красный свет на светофоре, пятьдесят метров до заветного шлагбаума, только, и асфальт, и само КПП, и светофоры, выполнены по-другому. Как будто из коммуналки в центре Питера попали на квартиру к «новому русскому».

Машина у будки трогается. Теперь наш черёд. Трогаемся, опять не обращая внимания на красный свет. Наверное, так принято.

Павильон, в котором сидят два здоровенных финна, почти весь из стекла.

Паспорта на стол!

— Куда напрафляетэсь?
— К сястре мы, барин милостивый! Погостить у сястры!
— Пааччиму проехали на красный сфет?
— Ап… Дык… Пхк… Ну, это, дело такое! Мы как все!
— Ещё рааз, и будит штраффф!
— Не извольте беспокоиться, вашбродь! Премного благодарны, вашбродь! Со всем нашим почтением!

После пережитого позора меня просто трясёт от каждого дорожного знака, поворота и встречного автобуса. Даром, что за рулём сидит племяш, от этого мне ещё хуже!

Каждый водитель знает это состояние — когда ты едешь пассажиром, нет возможности влиять на ситуацию и от этого развивается ещё больший мандраж.

Едем по дороге номер 13. На знаках — 60 км.ч.

Димка ругается сквозь зубы. Хвост из стоящих на обочине фур перегораживает дорогу почти полностью.

От нашей полосы на дороге остаётся только половина, да и то, по этой узенькой полоске навстречу нам прутся легковушки и автобусы.

Наконец хвост заканчивается, и на знаках появляется цифра 80. Уже лучше!

Едем ещё немного.

Я, в роли штурмана, с картой на коленях, читаю легенду: «Где-то здесь должен быть поворот. Где-то здесь должен быть поворот. Где-то здесь должен быть…»

На обочине стоит большой знак, говорящий, что съезд на ту дорогу, на которую нам нужно попасть (шоссе №6), где-то здесь, рядом. По логике вещей, он должен быть где-то там — ЗА ЗНАКОМ.

Смотрим во все глаза, пытаясь увидеть асфальт, уводящий направо. Но его нет!!! Нет на всём видимом протяжении дороги, куда достаёт взгляд!

Нужная нам развилка оказывается как раз ПЕРЕД ЗНАКОМ, и мы, от неожиданности, благополучно её пролетаем со свистом.

Разворачиваемся. На Нивке-крокодиле это не так просто,

Цепляем обочину, чуть не влетаем в кусты, но всё же разворачиваемся. Спускаемся вниз, на дорогу номер 6.

Вот это уже другое дело!

 

Глава третья. Мы едем, едем, едем…

Яндекс.Метрика