Библиотека почти завершённого

Авторский сайт Roman ( romandc ) Dry

Страница: Глава четвёртая. Каменная речка.

Глава четвёртая.
Каменная речка.

До поворота на Иматру мы добрались быстро и без приключений. Только пару раз, при виде знака «Достопримечательность», у Димки начинало зудеть.

Но, музей кукол оказался закрыт, а музей леса мы пролетели на полном скаку.

В общем, всё вело к тому, что самой ближайшей экскурсией станет поход по супермаркетам Иматры.

Вот и нужный нам поворот. Едем под знак – «Иматра – туды».

Светофор, ещё светофор.

Через несколько минут езды по пустынной дороге, зажатой невысоким леском – еще один светофор.

С правой стороны, на отводной дороге какое-то кафе и одноэтажное государственное здание.

И всё!

И, никакой тебе Иматры ни в натуре, ни на знаках. Даже слова «кескуста» нет! И никаких высотных домов в ближайшей перспективе.

Разворачиваемся обратно.

Смотрю на карту как сайгак на новый слайдинг-гейт.

Ни одного названия из тех, что написаны на знаках, не повторяют те, что написаны на нашей карте.

В таком вот состоянии недоумения мы доезжаем обратно до автомагистрали, опять видим знак «Иматра – туды» и начинаем впадать в тихое помешательство.

Знак есть! Дорога есть! Иматры нет!

Дорога должна вести в Иматру, но куда она ведёт, мы не знаем!

И решаем, наконец, опять направиться в ту же сторону, откуда только что вернулись.

Вдруг, дорога перестанет с нами играть в дурака? Вдруг она только притворялась такой лесной, загородной, непонятной?

Я судорожно шарю взглядом по карте, поэтому пропускаю вообще весь процесс езды мимо внимания. Ну нет на карте никаких лесов, полей и рек! Кроме Вуокси, конечно.

Если верить карте, ехать мы должны сейчас через населённые городские кварталы, если мы вообще едем туда, куда нужно. Вокруг, конечно, попадаются кое-какие дачные домики, но город-то где???

И всё же мы каким-то чудом выбираемся поближе к благам цивилизации.

Вынырнув из-под какого-то моста (вот не помню, как мы под этот мост попали) около большого, заводского вида здания, мы буквально через двести метров обнаружили супермаркет, в который так стремились.

Позже, у меня создалось впечатление, что мы долго-долго ехали лесом, лишь потому, что свернули с трассы №6 задолго до поворота к центру города и потом пересекли реку Вуоксу.

Но как мы это сделали не заметив, до сих пор теряюсь в догадках!

А пока, мы свернули на стоянку у супермаркета.

Вдоль здания, стояли кучками велосипеды, на парковке было несколько машин. Это давало надежду, что мы всё-таки осмотрим местные торговые достопримечательности.

Но.. не тут-то было.

Походив вокруг супермаркета, мы убедились в том, что тот наглухо закрыт, а велосипеды принадлежат отдыхающим, посетившим ресторан при торговом комплексе. Он один и был открыт на всё громадное здание.

Мы опять вышли на улицу. Наше недоумение и отчаяние хорошо показано здесь –
ВИДЕО 4

Единственное, что немного утешало – то, что наконец-то появилось что-то, что было похоже на городской квартал – несколько высоток и какая-то большая надпись в отдалении, прочитать её мы так и не смогли.

Но мы всё-таки были уже в Иматре!

Мы сели в машину, собираясь ехать вдоль берега озера, видневшегося на противоположной стороне дороги, на удачу.

И удача, наконец-то, на мгновение повернулась к нам более привлекательной частью тела. Мы увидели знак, который гласил, что впереди нас ожидает Иматранкоски (Imatrankoski)!

Это уже было попадание в яблочко! Поскольку, если судить по карте , Иматранкоски – это самое сердце Иматры!

Туда мы и поехали.

Наконец, перед нами нарисовался явно центральный квартал. С пешеходным заповедником, с рядами модных магазинов, с большой надписью на квадратном сером доме с пандусом для въезда на парковку – Euromarket.

Решив ещё раз попробовать прорваться в местное предприятие торговли, мы взлетели по пандусу на стоянку Евромаркета и… опять уткнулись в запертые двери.

Похоже было, что Иматра, как и Савонлинна, не очень то жаждет наших евро.

Оставив машину на парковке на два часа (и честно заведя в первый раз parkkikiekko), мы тронулись в путь на одиннадцатом номере.

Плотные ряды магазинов по обеим сторонам дороги, навевали в памяти видения об очередях и кассах, о дешёвых распродажах(по-фински Loppuunmyynti).

А, то тут, то там мелькающие сообщения о скидках на 15-20-30%(Alennukset) вызывали слёзы умилении и грусти. Надежда на добрый шопинг таяла, как снег на канализационном люке.

Всё было закрыто наглухо !

(пусть вас не вводит в заблуждение вывеска Кепка на этой фотографии. Это слово читается как кэнкя (kenkä), то есть – башмак!)

Оставалась одна надежда – на Лаппеенранту.

Тем не менее, завидев в отдалении небольшую толпу и работающий ларёк с мороженым, мы приободрились.

Народ, в основном ласты (дети по-фински, если кто помнит), во главе с мамашами, резвились на площадке за супермаркетом.

Детишки трескали мороженое, разбирали игрушечный паровоз на запчасти, просто сидели на скамейках и слушали завывание флейты, звуки которой раздавались где-то поблизости.

Мы купили мороженое, (Какси чоколайтто, киитос) и с мороженым в руках, сразу начавшим подтаивать, пошли к скамейкам. Посидеть, спокойно поесть.

Но мечтам о спокойном наслаждении десертом не суждено было сбыться.

Мы шли к скамейкам, а флейта надрывалась всё громче и громче. Стало не только слышно, но и видно.

На маленьком пятачке перед детской площадкой проходило целое театральное представление.

Под звуки флейты, прямо на камнях мостовой, танцевала девушка. То ли это был концерт специально для детей, то ли подрабатывали студенты, но это было первое, что требовало в городе Иматра немедленного запечатления на плёнку.

На Димку этот народный танец не произвёл ни малейшего впечатления, но меня он задел за живое.

Под звуки флейты проходил примерно такой диалог:

«Дай фотоаппарат!»
«Да, ну. Зачем?»
«Дай, говорю! Держи мороженое!»
«Да даешь сначала! Оно же течёт!»
«ДЕРЖИ, ГОВОРЮ!!!»

В общем, в конце-концов, руки у меня освободились для съёмки.

Правда, время было почти упущено, и на нашу долю достались лишь последние па.

Девушка закончила танец, флейта смолкла, зато у Димки проснулся голос совести.

Не совсем вовремя, потому что я, по его совету, собственными руками положил в кепку музыкантов, лежащую на асфальте, целых 70 центов! Недрогнувшей рукой!

А музыканты, посовещавшись между собой, вдруг собрали манатки и ушли.

Видимо, наши семьдесят центов переполнили чашу терпения этого коллектива пивом и сосисками.

Но кусочек истории всё же остался в нашем архиве навсегда. Любуйтесь!
ВИДЕО 5


Мы доели злополучное мороженое, ухитрившись при этом даже не обкапаться и не залить шоколадом асфальт.

Мимо нас не спеша прогуливались весёлые, одетые в светлое, аккуратные финны.

Топали целенаправленной походкой всклокоченные, хмурые, небритые русские с включённым поисковым локатором.

На локаторе царила пустота.

Найти на опохмел было нечего, и негде, поэтому настроение у русских было ниже плинтуса.

Вовсю светило солнце. На небе не было ни облачка, народ сидел за столиками кафе так, как будто этот день был бесконечным!

Когда можно целый час нести к собственному носу чашку с кофе, и вдыхать горький, терпкий аромат два часа без перерыва, и делать глоток длинною в целую жизнь!

И жить, пока не сядет солнце. Зная точно, что не сядет оно никогда.

Город до боли напоминал южный, этак где-нибудь на Сицилии или поблизости от Рио, в те полуденные часы, когда длится сьеста. Когда доны Педро, либо качаются в гамаках в патио, либо сидят в кафе, выбирая места потенистее.

Мне чудилось, что в парке поодаль растут кипарисы, а где-то шумит ласковое море, волнами, как опахалом навевая морской бриз…

Но пора было приходить в себя и отправляться в путь – посмотреть что-нибудь интересное.

Тем более, что на горизонте интересного было – хоть отбавляй!

Недалеко от детской площадки высилось здание, напоминавшее, то ли старинный особняк, то ли небольшой замок.

Уже позже выяснилось, что это одна из самых знаменитых гостиниц в Иматре, построенная в 1903 году нашей эры.

Симпатичный домик.

А сразу за гостиницей, находилось то, что на самом деле и называется длинным словом Иматранкоски – Иматранский национальный парк.

Мы пошли в парк, просто так, прогуляться. В ту сторону, где, по нашим расчётам протекала Вуокси.

Тем более, что недалеко от границы парка виднелся мост по которому пробегала автодорога.

И финны, и русские, фланирующие по мосту, время от времени останавливались и глядели через перила.

Глянули через перила и мы.

Неподготовленного человека, нельзя вообще-то так пугать.

Высота, с которой мы смотрели вниз, была не жуткой, конечно, но достаточно впечатляющей!

А внизу, в том месте, где мы рассчитывали увидеть реку, бесшумно и незыблемо грохотал и извивался каменный поток!

Бедную Вуокси в этом месте безжалостно перегородили плотиной, оставив для стока воды четыре жалких струйки

Куски скалы, покрывающие дно, даже с высоты моста казались просто огромными! Иные из них были размером с автомобиль.

Встречались и величиной с одноэтажный дом и больше.

Со всех сторон, с берегов, вниз грозили свалиться ещё более крупные глыбы!

Это место — царство эрозии!

Мы метались с одной стороны моста к другой, пытаясь нафотографировать камней на всю оставшуюся жизнь. Величественное зрелище, между прочим.

И ещё одно. Необычным это назвать нельзя, просто интересный факт.

Во всей Иматре мы не нашли вывески которая дублировалась бы по-русски. Везде только финский, шведский, либо английский. Везде по-английски – «Заходите пожалуйста!», «Будьте как дома!», «Сегодня для Вас скидки!».

И только у парапета, огораживающего обрыв в каменный сад Вуокси – надпись на чистом русском языке: «Перелезать через ограждение запрещено!».

Поневоле проникаешься гордостью за наших соотечественников! Ведь перелезают же, не лохи какие-нибудь!

На противоположной стороне ущелья, вскорости обнаружилось этому реальное подтверждение.

На самом краю обрыва стоял грибок-беседка, видимо для наблюдения за движением скальных плит, отгороженный от обрыва и от парка двумя железными оградами.

Чтобы всякие досужие туристы не лазали, куда не надо.

И на скамеечке этого грибка стояли пустые бутылки из-под пива, а на подножии крупно было выведено – «Здесь был Вася»!

Мы гуляли по парку, особенно далеко не углубляясь в дебри, но всё же натыкаясь на интересные находки.

Например – необычный фонтан, носивший название – Imatran Impi

Девушка, без головы, лежащая в воде, и фонтан, каскадом низвергающийся с высоты, примерно два метра.

Не Петергоф, само собой, но было в нём что-то, что мы поняли очень не сразу.

Я, поначалу перевёл его название как «Иматранская нимфа», или русалка. Финское слово имп, уже довольно прочно вошло в наш обиход, благодаря фентези и MMORPG, и означает некое сказочное существо, человекообразное, сродни лешему или гному.

Но, в устах финна, импи — это не просто лесное (пещерное) пугало, это и вправду русалка – душа утопленницы.

Вся соль в том, что тот самый мост на дороге Иматранкоскентие, на котором мы вели фотосъёмку, издавна известен, как место частых самоубийств. И, в основном, эти самоубийцы – девушки, бросавшиеся в бурный поток Вуокси.

Но в тот момент мы не догадывались о печальном значении водопада, поэтому, сфотографировавшись, пошли дальше.

Мы зашли под мост, в том месте, где должен был пробегать бурный поток.

Потоптались по мосту, через сухое русло

Нашли какую-то странную выемку в скале, похоже, проточенную ветром и водой.

Пошатались по лесу, ничего более не нашли (плохо искали, между прочим!) и вернулись в город – пошататься там.

Что необычное может быть в обычном доме?

Обычной этакой четырёхэтажной хрущобе, В России-матушке, какой город не возьми, всё, что построено, начиная с хрущёвских времён и по сию пору – хрущобы.

Всё равно, сколько в них этажей – пять или двадцать пять.

Грязные обкуренные лестницы, обшарпанные стены. А если дом не очень старый, значит старательно изрисованный подрастающим поколением будущих Малевичей и Шагалов.

Найти обычный жилой дом, не утыканный по первому этажу магазинами, в Иматре нам удалось не сразу.

Мы старательно уходили дальше и дальше от центра, пока не наткнулись на серенький многоквартирный дом, вившийся уступами, как это принято и у нас, вдоль улицы, метров на пятьдесят.

Такая типичная четырёхэтажка, сродни нашим домам пятидесятых годов рождения.

Снаружи дом выглядел неестественно опрятным и до омерзения чистым.

Я шел, надеясь увидеть что угодно — ломаную кнопку звонка, или окурки, разбросанные на ступеньках.

Хоть одно финское слово из трёх букв на стене подъезда! Хоть бы клочок ваты, торчащий из-под старенького дермантина на дверях!

Это меня немедленно успокоило бы.

Мне бы перестало казаться, что я сошёл с ума и нахожусь в каких-то собственных розовых грёзах. И не боялся бы очнуться в окружении врачей, в палате обитой мягким войлоком.

Но все мои надежды были тщетны.

Вот этот дом на фотографии –

Ну, скажите на милость, ну что здесь можно найти своего – родного?!! Разве что любимый серый мышиный цвет!

ЧИСТЫЕ, не залапанные стёкла на дверях! Кошмар!

Никакого мусора или даже переполненных вонючих урн! Прямо противно!

Никаких консервных банок под окурки на перилах лестниц! Не гигиенично!

Никаких тряпок и, пардон, «тампаксов» на газоне под окнами! Просто жуть!

Кучи цветов в ящичках! Тьфу!

Причем цветы даже никто не ворует, хотя стоят они открыто, прямо на улицах!
(с тоской вспомнилась трогательная надпись на стене одного НАШЕГО подъезда, в котором сиротливо стоял горшок с геранью: «Убедительная просьба, цветы не уносить!»

Это, была видимо попытка сбагрить кому-нибудь герань)

Нам оставалось только быстренько сфотографироваться и бежать из этого рассадника чистоты и порядка.

Наконец, вспомнив, что нас ждут магазины Лаппеенранты (всё-таки торговый город! Не может быть, чтобы уж ВСЕ магазины были закрыты), мы отыскали Нивку и покатили дальше, на запад.

Глава пятая. Заметки на полях.

Яндекс.Метрика