Библиотека почти завершённого

Авторский сайт Roman ( romandc ) Dry

Страница: Глава 1.Тянет неспроста…

Часть вторая.
Крепость утренней зари.

 

 

Глава первая.
Тянет неспроста…

Утро в Энонкоске каждому из нас – мне и Димке, показалось абсолютно разным.

Мне, вставшему чуть раньше и отправившемуся на зарядку, оно показалось солнечным и тёплым. Размахивая конечностями, пыхтя и отдуваясь, в попытке изгнать из себя остатки сна, я наслаждался ярким солнышком, тёплым утренним ветерком и осознанием величия собственной силы воли, не давшей расслабиться и забросить истязания организма даже на отдыхе.

Димке, вставшему на полчаса позже, утро показалось промозглым, сырым и ветреным, поскольку, как только я перестал дёргать руками и ногами, солнце посчитало свою миссию выполненной и укуталось в непробиваемую пелену туч. А пока мы завтракали, даже хлынул сильный, но, слава Богу, короткий ливень.

Когда пришло время выбираться из дому и грузиться в машину, дождик ещё и смочил нам дорогу. Он-то был полностью уверен, что делает благое дело – «дождь в дорогу — гладкий путь»!

Но нам не очень-то хотелось проверять на себе истинность этой пословицы, поскольку ехать было всего-ничего. От места под названием Пирттиниеми (Pirttiniemi) до центра города Энонкоске всего каких-нибудь три-пять минут неспешной езды.

(Хотите поломать язык? Попробуйте произнести название улицы – Пирттиниементие. Ну как? Получилось правильно расставить ударения? Правильный ответ: «пИртти-нИемен-тИе» — Хижина-полуострова-дорога)

Итак, мы подъехали к дому, название которого мне всё-таки удалось прочитать и почти правильно. ЛИикунта-тАло (liikuntatalo) – Дом Спорта. Или по-нашему, по-простецкому – Спорткомплекс.

В прошлый раз мы именно здесь оставляли машину, когда бегали по Энонкоске в поисках пристанища.

На самом деле, место вполне удобное. И парковка бесплатная и не ограниченная по времени, и до любой точки города ногой подать.

Обвешавшись с головы до ног фото- и видеотехникой, то есть Димкиным фотоаппаратом, мы вышли на тропу. Вполне себе приличную тропу, асфальтированную, на которой тут же встретили финскую бабушку, бегущую трусцой с лыжными палками в руках.

Я набрался наглости и поздоровался: «Пяйвяя!»

Бабуля, наверное, была в недалёком прошлом олимпийской чемпионкой, потому что, не снижая темпа бега, не дыша как паровоз и не сбившись с шага, ласково улыбнулась мне как своему и ответила: «Пяйвяя!»

Я иногда просто поражаюсь здоровью и активности финских пенсионеров!

На танцульках в ресторане, о которых речь пойдёт в следующем рассказе, неутомимые финские ветераны отплясывали уж всяко выносливее молодых русских. А уж о том, что эти танцы выглядели гораздо красивее, и говорить не стоит!

Проводив взглядом марафонскую бабулю, мы отправились осматривать и фотографировать места вокруг лиикунтатало.

Самое главное, что нас непреодолимо влекло – стартовая будка с тыльной стороны спорткомплекса. Не сфотографироваться около этого места было невозможно.

Вот она – наша путеводная звезда!

Отдав долг памяти, мы зашагали вверх по склону, мимо зданий школы. Именно «зданий», во множественном числе, поскольку старшие и младшие классы в финской глубинке учатся в разных зданиях.

Если мне память не изменяет, в этом жёлтом здании учатся и живут младшие, а за углом направо, стоит дом посовременнее – это школа для старших.

Между двумя зданиями торчит поросший лесом холм, из покрытых дёрном скал, за которым прячется теннисный корт. А сам холм, несомненно, служит и местом детских прогулок и учебным пособием и местом пикников для старшеклассников.

Для того, чтобы вычислить это не надо быть Шерлоком Холмсом. На холме попадаются стекла от пивных бутылок. Это развлекается молодёжь. Но эти стёкла не разбросаны хаотично, а собраны в кучки – это стараются дети по заданию учителя. Но эти кучки представляют собой не хаотичные нагромождения, а живописно разложенные витражи – это младшие школьники стараются сами. В общем, холм этот достаточно посещаемое место.

Сделав не более сорока шагов по дороге мимо школы, мы попали в этакое «царство Божие» в лютеранском варианте.

На самом деле, на небольшой площади, той самой, у которой мы в прошлый приезд крутились «промеж трёх сосен», оказалась не только одна лютеранская церковь. Справа от церкви, в глубине, прятался домик-пряник с большущим крестом на стене.

Этот дом, такой ухоженный и уютный, вполне мог оказаться и домом священника, и зданием миссии, а может быть и тем и другим одновременно.

А напротив церкви, «через площадь», вырастал дом, который я принял вначале тоже за здание, относящееся к церкви.

Меня смутила надпись на фронтоне – Кирьясто (Kirjasto), начинавшееся так же, как и название церкви по-фински – киркко (kirkko). Поэтому я решил, что дом относится к церковной миссии. Однако, уже гораздо позже, мне пришлось убедиться, что я оказался не совсем прав. Кирьясто – оказалось библиотекой! Хотя, может быть и принадлежавшей церкви. Ведь книга по-фински – kirja.

Потоптавшись в этом месте и сфотографировав интересную машинку – электромобильчик,

мы двинулись дальше, отсняв, под конец, панорамное видео всей площади. Не очень хорошего качества видео, правда. Потому что снималось всё, из-за недостатка времени, на ходу. В галопе, так сказать.

На том перекрёстке, который образовывало шоссе №471 и улица с говорящим названием – Кирккотие, по которой нас влекло в поисках приключений мы, не долго думая, свернули направо.

С левой стороны (со стороны Савонлинны) мы приехали, поэтому выбор дальнейшего пути был более чем очевиден.

Дорога уходила чуть вниз, пересекая неширокий, приземистый мост.

Рядом с этим мостом, бетонным, основательным и, похоже, довольно новым, пробегала пешеходная дорожка.

Широкая, с газонами по краям, эта дорожка со стороны выглядела как обычный асфальтированный кусок суши, не отличавшийся от дорожки в любом другом месте города. Но, подойдя поближе, мы убедились, что первое впечатление, нас как всегда обмануло.

Небольшое возвышение из дикого камня, которое мы сперва приняли за простое придорожное украшение, оказалось изгородью ещё одного моста, такого старого и заваленного землёй, что если бы не эта изгородь, можно было бы его и вовсе не заметить.

Но самой интересной находкой для нас стал самый настоящий, правда, очень маленький, шлюз, который виднелся из-под большого моста.

Мы начали подозревать, что всё это неспроста. Этот маленький кусочек города был очень похож на парк. Точнее – зародыш парка.

Невдалеке, по левому берегу маленькой речки, вытекавшей из-под шлюза, виднелась деревянная беседка.

Где-то, судя по звуку, плескался водопадик.

На вид парк был очень маленьким, даже для такого небольшого города, как Энонкоски. Этаким узким чулком, зона зелёных насаждений тянулась по обоим берегам реки.

Правда, где кончается парк, мы не видели. Ниже по течению пространство загораживали деревья, сквозь которые проблёскивало какое-то озерцо.

Зато, к нашему удивлению и удовольствию, мы набрели на знак информационного центра – белую «i» в зелёном квадрате.

Местный информаторий обретался в помещении похожем на маленькое кафе. Возможно, он и был местом отдыха и столовой для туристов, но поскольку никаких туристов в этих краях в данный момент не наблюдалось, то и в одноэтажном сарайчике с прилавком и парой столиков не оказалось никого. Кроме самой хозяйки и нас двоих, разумеется.

Я выкатил на лицо самую свою любезную улыбку. Это всё-таки был не бездушный автомат, как в Лаппеенранте, где «нажал кнопку — получил карту».

Чтобы добыть подобный раритет в Энонкоске, приходилось вступать в контакт с местным населением.

«Пухуттэко тэ веняйя?» (Говорите ли вы по-русски?) – эту фразу я зубрил всю дорогу от самой Торфяновки.

Она казалась мне панацеей от всех бед и болезней! Достаточно произнести волшебное «Пухуттэко…» и перед нами раскроются все тайны мироздания, финны вдруг все разом заговорят со мной на понятном мне языке, и во Вселенной воцарится мир и порядок!

До тех пор, пока люди не начнут строить очередной Вавилонский Небоскрёб.

О том, что будет со мной в том случае, если в ответ я услышу нерусское «Эй!», оно же – финское «Нет!», я как-то не задумывался.

Поэтому, когда хозяйка сего постоялого двора ответила мне отрицательно, но тут же подтвердила, что вполне сносно разговаривает по-английски, у меня улетучились куда-то и финские слова, испарились куда-то английские и, непонятно отчего, исчезли даже русские.

По инерции, на ещё не совсем выдохшемся запале, с помощью какого-то чуда, я ещё смог выдавить из себя по-фински: «Миня тарвитсен картат!» (Мне нужны карты).

Видимо вспомнил, как покупал парковочные часы в том же Энонкоске. Но после этого на мой мозг пал какой-то непробиваемый туман.

Финка кинулась к стеллажу, стоящему у левой стены, а меня прочно зациклило на слове «картат».

Женщина начала выбирать для меня литературу, и как только в моих руках оказывался какой-нибудь очередной листок, у меня из горла вылетало хриплое карканье: «Карртат!». И мне было никак не остановиться, до тех самых пор пока запас брошюр, карт, буклетов и листовок просто не иссяк, перекочевав в мои потные лапки.

Тогда, мой заблудившийся в двенадцати битах мозг, вдруг проявил бурную активность, помимо моей воли переключивший на пиджин-финниш-инглиш.

За несколько секунд я успел вывалить хозяйке информатория кучу информации! Что изучаю финский язык(Ай’м лёрниньг суоми!). Но пока не выучил ничегошеньки (Бат лёрнед хуаности!).

Не помню, что там ещё лилось из меня, но, по-моему, бедная финка не поняла из моих речей ни слова. Я и сам не понял бы, если бы слушал себя со стороны.

Всё ещё находясь в каком-то бреду, я, вслед за Димкой вышел на крыльцо. И тут меня почему-то дёрнуло сфотографироваться на крыльце вместе с хозяйкой! Я вернулся обратно в домик и потащил несчастную женщину фотографироваться.

Сам не понимаю, что на меня нашло! С точки зрения финна, я совершал самую настоящую бестактность, был излишне навязчив, многословен и суетлив! За что и получил в итоге сполна.

Димка вдруг начал возиться с фотоаппаратом, то, выбирая ракурс, то что-то там настраивая. Мне казалось, что ещё немного, и финка сбежит, плюнув на этих шумных и бестолковых русских!

Я уже совсем отчаялся дождаться снимка и почти закричал на Димку: «Ну, что ты там копаешься!». И в этот момент затвор фотоаппарата сработал! Аппарат щёлкнул, а я навек остался с дурацким оскалом на физиономии.

Когда будете смотреть на эту фотографию, не думайте, что на лице у меня американская улыбка. Такое выражение принимает ослиная морда, когда окружающие не принимают ослиную шутку.

Шрека помните?

И в довершении всех своих бед, прощаясь и благодаря, я умудрился вместоThanks (Спасибо), произнести Things (Вещи)!

Не знаю уж, что обо мне подумала финская женщина, но явно среди этих мыслей не было слишком мирных и благожелательных.

Пытаясь отдышаться и постепенно приходя в себя, я двинулся догонять своего спутника, уже успевшего устроиться на скамейке позади информ-центра и перебирающего нашу добычу.

Самым интересным из всего вороха бумаги, оказался небольшой буклет на русском языке.

Если верить этому печатному изданию, маленький городской парк и заводь, в которую впадает речка вытекая из шлюза, являлись самыми настоящими воротами в довольно обширный финский национальный заповедник под названием Коловеси (Kolovesi).

Этот заповедник почти весь окружён водой. Поэтому самым удобным средством передвижения по его просторам считается гребная лодка.

Пусть это не самое быстрое средство, зато достаточно тихое и позволяющее вдоволь налюбоваться непугаными зверями, величественными пост-ледниковыми пейзажами и наскальной живописью какого-то лохматого Ван-Гога, ещё более лохматого века до Нашей Эры.

Мы немного прогулялись в сторону заповедника, сфотографировали речные пороги и заводь, в которой отстаивались лодки, в ожидании туристов и, решив не углубляться в дебри, а побыстрее вернуться к машине, двинулись в обратную сторону.

Время поджимало!

 

Глава 2. Снова «вокруг да около».

Яндекс.Метрика