Библиотека почти завершённого

Авторский сайт Roman ( romandc ) Dry

Страница: Глава 4. Снизу вверх.

Глава четвёртая.
Снизу вверх.

Мы бегом преодолели внутренний дворик крепости, пролетели через какой-то зал, с высокой статуей, проскакали мимо витрины магазина сувениров и оказались в маленьком зальчике битком набитым народом.

Посредине зала, в центре толпы, рядом с миниатюрной моделью крепости под стеклянным колпаком, стояла непрерывно улыбающаяся женщина-экскурсовод. Опас (Opas) если по-фински.

Молодой человек, доставивший нас сюда, вежливо с нами раскланялся и, посчитав свою миссию законченной, неожиданно исчез.

Сами того не желая, мы попали на самую настоящую экскурсию. И морально приготовились слушать и ничего не понимать. Мало ли для кого проводилась эта экскурсия! Тем более, что по соседству с нами, молодая мама, усиленно внушала своему малолетнему отпрыску что-то явно по-немецки.

Но когда мы немного отдышались и пришли в себя, с удивлением услышали русскую речь. Говорила экскурсовод, и говорила на очень приличном русском языке!

В тот момент, когда мы примкнули к экскурсии, видимо, не очень давно начавшейся, речь как раз шла об истории крепости и её роли в истории мировой.

Крепость Нейшлот или Нюслотт была воздвигнута шведами как раз на тогдашней Шведско-русской границе. Эта граница, согласно мирному договору 1323 года, проходила через район Савонлинна и строить крепости в границах этого района было запрещено.

Но, в те годы, впрочем, как и сейчас, любые мирные договоры не стоили и выеденного яйца. Поэтому шведы, ничтоже сумняшеся, начали в 1475 году, под предводительством Эрика Тотта, возводить на маленьком скалистом острове на озере Сайма большую деревянную, а впоследствии ставшую каменной крепость им. тов.Олафа.

На русской, кстати, территории.

Мотивируя это тем, что «в наш каменный век, да на наших сирых окраинах, карты-де неточные… Давно б картографа того повесить надоть, да найти болезного не можем – бродит гдей-то, кроки снимает… »

Так и получилось, что самая представительная крепость Финляндии оказалась построена шведами, а перестроена потом много раз русскими, поскольку часто шведские постройки никакой критики не выдерживали и обрушивались от одной только критики.

Надо сказать, что немалую руку к хилости шведских сооружений, приложили коренные жители этих мест – финны.

Саботаж на стройке творился просто немыслимый! Сейчас часто встречаются домыслы, что, дескать, этот саботаж был специально подстроен разведслужбами Кремля. Однако, стоит принять во внимание тот факт, что вряд ли в этой дикой глуши Московское или Новгородское княжество держало своих эмиссаров.

А так же факт, что карело-финскому населению не могло нравиться отношение к ним шведов, искоренявших у «чухонцев» национальное самосознание и язык.

Если дополнить эти факты, тем соображением, что до Савонлинны, даже из Новгорода «ехать одиннадцатым номером», то бишь — пешкодралом можно целый месяц, неся донесение, то становится ясно, что «Рука Москвы» в те годы ещё не дотягивалась «до самых до окраин», и сами финны из двух зол предпочли меньшее – присутствие русских на своей территории.

Что ж, если уж и была «рука Москвы» в Суоми, то это была «рука» созидательная. За годы владения Финляндией, русские построили очень многое из того, что теперь с полным правом принадлежит финнам.

И очень часто, к этому строительству прикладывали руку люди знаменитые!

Угадайте с трёх раз, кто участвовал в перестройке нашей крепости в середине восемнадцатого века?

Ну, конечно же, вездесущий Александр Васильевич Суворов!

Так, что крепостные стены до наших дней всё-таки достояли! И достояли в очень неплохом состоянии! Даже, несмотря на последствия двух очень сильных пожаров, в результате которых сооружение было заброшено на долгие годы.

Целость стен этого оборонительного комплекса ещё объяснялась тем, что крепость ни разу не подвергалась настоящему артиллерийскому обстрелу. И хотя она была осаждаема несколько раз, но, в основном, переходила из рук в руки вследствие подписания мирных договоров.
Рушились одни башни, строились другие, вот так и росла крепость-остров, отмечая этапы истории страны сменой названий – Нейшлот – Олафсборг – Олавинлинна.

Экскурсовод закончила свой рассказ, позволив людям немного расслабиться и осмотреться. Мы с изумлением слушали, как экскурсанты принялись переговариваться между собой на смеси немецкого и русского.

Жалко, что я постеснялся поинтересоваться, кто же они такие – иностранцы, говорящие по-немецки, для которых устраивается экскурсия на русском языке?

Может быть, это на самом деле были русские немцы?

А может быть, это были загадочные ингерманландцы, о которых в Питере никто ничего не знает, кроме того, что они есть, существуют и живут где-то рядом с нами? Однако, ни на финский, ни на вепсский, их язык не был похож.

Может быть, мы слышали карельский? Сомнительно, однако.

Пусть мы и не понимали, о чём переговариваются люди вокруг, но мы все тут были иностранцами — улкомаалайнен (ulkomaalainen) и это нас немного роднило.

Димка без устали фотографировал интерьеры, почти не отрываясь от видоискателя.

И вот, когда все немного отдохнули от чрезмерного напряжения, в котором пребывали во время вступительной речи, нас повели дальше. Точнее – дальше и выше.

Мы то топали по ступенькам,

то взбирались по крутым винтовым лестницам, вившимся в таких узких отверстиях, что казалось — из них рискуешь вылезти на свет божий, закрученным в форме штопора!

В нескольких местах в стенах темнели отверстия, ведущие куда-то во мрак. Эти проходы были лишены дверей, но в проёмах стояли бдительные молодые девушки в белых рубашках, вежливо отгонявшие особо любопытных от этих загадочных и поэтому нестерпимо манящих коридоров.

В целом же, всё это место производило достаточно приятное впечатление. Коридор, по которому мы шли, был довольно светлым из-за прорубленных в стене окошек, сухим и чистым.

Пару раз, в этом длинном, узком и перекрученном проходе попадались ниши, в которых явно таились когда-то засады защитников крепости, а теперь хранилась мебель и обогреватели.

Дальше, мы с изумлением обнаружили, что параллельно нашему коридору, в стене идёт ещё один проход, тоже готовый стать для нападающих неожиданным сюрпризом.

Вообще, в этой крепости чья-то военная смекалка работала на полную мощь! Достаточно было выйти на открытую галерею и представить себе, как сражались или собирались сражаться воины, стоя на этой каменной галерее, когда в старину она была вовсе лишена перил.

Причём, в случае неудачного парада (атака в фехтовании) на обледеневших камнях галереи, нападающий рисковал получить контратаку сверху-вниз (защитники располагались чуть выше нападавших) и совершить незабываемый полёт на каменные плиты внутреннего двора. Причём с высоты, не оставляющей надежды.

По этой опасной галерее мы вошли внутрь самой высокой башню Олавинлинны, названную Kellotorni (Колокольная или Часовая башня). По преданию, на этой башне когда-то были установлены то ли часы, то ли колокола. То ли, то и другое вместе взятое.

Хотя, эту башню надо было бы назвать Сигнальной (Hälyttäätorni). Поскольку, через несколько шагов по внутреннему коридору, нам попалось окошко, в котором торчала самая настоящая сигнальная пушка, в целости и сохранности дожившая до наших дней.

Постепенно внутренний коридор начал становиться более цивилизованным, оштукатуренным, появились современные распорки в виде двутавровых балок, установленные видимо при реставрации.

Мы поднимались всё выше и выше по Часовой башне, иногда заходя во внутренние помещения. В основном, эти помещения были пустоватыми, но уютными и довольно обширными, способными вместить немалое количество людей.

Смысл этой башни во время осады выяснился буквально через пару минут, когда после очередной остановки и рассказа экскурсовода, мы очутились в самой верхней комнате.

Оказывается, во время осады, в нижних комнатах помещался отряд солдат, специально откомандированных для охраны башни.

Чуть выше — начальство, не имеющее желания сражаться лично.

И, наконец, наверху, в оборудованной по последнему слову техники комнате, содержалось самое драгоценное – дамы осаждённых.

Я намеренно не стал употреблять более общее слово «женщины», поскольку женщины, принадлежащие к крестьянскому или посадскому сословию, вряд ли сюда допускались, а ютились среди повозок в большом дворе крепости. Здесь же, в башенном будуаре, пережидали осаду великосветские дамы.

Пол был, несомненно, застелен лосиными шкурами, из которых до наших времён не дожила ни одна. Впрочем, нынешние хозяева крепости опять начинают собирать шкуры для экспозиции. Козлиные.

Почему именно козлиные? Наверное, потому что в наше время козлов больше.

Однако, наличием шкур понятие «VIP-сервис» и «технический прогресс» не ограничивалось.

В окнах этой комнаты были установлены самые настоящие застеклённые рамы!

В то время, как большинство жителей, не только крепости, но и всего города Савонлинна, обходились бычьими пузырями в окнах или вовсе волоковыми оконцами (проём под потолком для выхода дыма, когда топят «по чёрному»), то женское отделение Келлоторни хвасталось стеклом в узких свинцовых переплётах.

Раньше, мне то и дело попадались в книгах упоминания про эти свинцовые переплёты. Но представлял я их себе обычными рамами, жутко тяжёлыми из-за своей свинцовой сущности. И вдруг оказалось, что такие окошки скорее напоминают витражи, составленные из маленьких ромбиков.

Полоски свинца, конечно, добавляли раме веса, но этот вес был несущественен, поскольку переплёты всегда были наглухо вмурованы в стену и не открывались.
Следующим техническим новшеством и предметом гордости финнов оказался настоящий клозет, созданный задолго до того, как первые туалеты подобного рода получили в Финляндии распространение.

На этой возвышенной ноте мы и закончили осмотр верхней комнаты и поползли ещё выше – на самый верх, на смотровую площадку.

Когда-то над этой площадкой вовсе не было крыши и несчастным часовым, наблюдавшим за окрестностями, приходилось прятаться от ветра за каменными зубцами, несмотря на то, что проделанные в этих зубцах бойницы создавали ещё и дополнительную тягу.

Но в последние годы правления русских в этих краях, крепостное начальство повелело накрыть башни деревянной кровлей, которая и простояла до наших дней.

И вместе с тем, башня, после этого дополнения выросла ещё на несколько метров. Стало возможным через люк в крыше, подняться вообще на самую верхотуру! И, аки птах небесной, озирати веси суомесския!

Восторгу нашему, при виде этого люка, не было предела! Появилась великолепная возможность воспарить над обыденностью и обозреть Савонлинну с самой верхней точки! Выше которой в городе вряд ли что найдётся.

Однако, как мы не пытались вскарабкаться на плечи друг к другу, до коротенькой лесенки, ведущей в люк, было не достать.

Вскоре экскурсовод положила конец нашим попыткам, пригласив следовать далее. На этот раз – вниз.

Комментарии к схеме крепости Олавинлинна:
1 – Главная крепость
2 – Старая крепость
3 – Часовая башня (башня Девы Марии)
4 – Церковная башня (башня Святого Олафа)
5 – Башня имени Нильса Кьяла (Nils Kijl)
6 – Толстый бастион (Толстая башня)
7 – фундамент башни святого Эрика
8 – Бастион Часовой башни (полубастион)
9 – Надвратное укрепление (куртина)
10 – Бастион водных ворот
11 – Куртина
12 – Бастион малых ворот
13 – Суворовские старые укрепления.
14 – Открытая галерея.
15 – Главный зал
16 – Казармы

 

Глава 5. Сверху вниз.

Яндекс.Метрика