Библиотека почти завершённого

Авторский сайт Roman ( romandc ) Dry

Страница: Глава 7. Трудности шведского

Глава седьмая

 

Трудности шведского.

 

Если ехать из Кируны дальше по дороге Е10, в сторону границы Швеции и Норвегии, очень легко пропустить вид, способный ввести в трепет каждого любителя промышленных ландшафтов. Это место скрывает один из самых великолепных ракурсов на гору Кирунавара и железорудные шахты!

Только для того чтобы увидеть это, нужно уловить один единственный миг, в то время, когда твоя машина проносится по окраине Кируны.

В этом месте, и на пару километров вперёд и назад, нет ни одной, даже самой маленькой стояночки при дороге. Там просто негде припарковаться даже на минуту! С одной стороны – отбойник, с другой – канава.

Остаётся только ахать, летя на полном скаку, и давать себе слово, что когда-нибудь, непременно… Ведь можно же свернуть в город и припарковаться там!

 

 

Но почему-то дельная мысль приходит уже тогда, когда становится слишком поздно.

Машина едет вперёд, и живописная картина скрывается, скрадывается, теряется в других видах и ракурсах.

Даже местные жители почему-то не часто фотографируют этот вид на Кирунавару.

В Интернете полно панорам этого ландшафта, но видимо, все они сняты туристами из окон местной гостиницы.  Эти фотографии тоже впечатляют, конечно, но не с такой страшной силой как одна-единственная фотография, найденная мной когда-то в Гугл.

Один-единственный раз эта фотка промелькнула в Google Earth, заразив меня желанием, в свою очередь, сфотографировать эту красоту! Но вскоре фотография исчезла.

Попробую её описать.

Представьте себе огромную…ОГРОМНУЮ долину перед высокой горой похожей на многослойный пирог из коржей, в форме усечённой пирамиды. Справа, в озере, напоминающем кратер, синеет вода. Прямо перед нами уходит вдаль, в глубь горы, туго заплетённая коса железнодорожных путей.

Прямо-таки страшный сон работника метрополитена!

И вся эта долина, вся эта железная дорога, заставлена здоровенными вагонами-хопперами. И каждый состав, стоящий на этих рельсах, длиной, наверное, не меньше километра!

А рельсы бегут вперёд, исчезая в громадном чёрном отверстии в теле горы.

Подозреваю, что та фотография была сделана с крыши сарая при железной дороге. Вот туда-то попасть простому туристу совершенно невозможно! Кстати, судя по данным из Интернета, люди всё же пытаются сделать подобное фото на ходу, из окна машины.

Но получается плохо.

Поэтому и мне оставалось только ехать дальше, облизываясь и глотая слюну.

Стоило мне покинуть пределы Кируны, и с этого момента на дороге Е10 что-то изменилось. Я не понял сразу, что именно.

И только через некоторое время до меня дошло – на дороге становилось всё меньше и меньше обычных машин, принадлежащих местным жителям. И всё больше и больше домов на колёсах.

Лес, вдоль которого я ехал не одну сотню километров, и который возле Кируны ещё кое-как сопротивлялся местному климату, почти полностью сменился высоким кустарником.  А на горизонте, как раз там, куда я и направлялся, неожиданно показались вершины пока ещё невысоких гор.

Скорее всего это были отроги Кебнекайсе.

Помните книгу Сельмы Лагерлёф «Путешествие Нильса с дикими гусями»? Или старый мультфильм «Заколдованный мальчик», созданный по этой же книге? «Акка Кнебекайзе! Акка Кнебекайзе! Белый отстаёт!» Это оно самое!

Повидаться с Аккой, с дороги Е10, конечно, невозможно. До неё оттуда больше сотни километров на запад. А вот до Кебнекайсе, всего 50 по прямой. Так что, если подпрыгнуть повыше… всё равно, кроме отрогов ничего не увидишь. Сначала нужно ехать, потом нужно топать.

Но до Скандинавских гор нам доехать всё-таки удалось. Тёмно-синие, в дождевой дымке, они манили к себе, обещая наслаждение для глаз.

Но дороги и горы – слишком капризные дамы. Кажется, вот-вот, ещё немного терпения, и ты уже там — среди высоких заснеженных пиков!

Но, подобно миражу, горы сдвигаются куда-то влево, а ты едешь и едешь вдоль болотистых, топких озёрных берегов.

Пока, наконец, внезапно, как из-под земли, по левой стороне, не взметается вершина Nagirivarri (Ногиривари), и железная дорога, до этого спокойно бежавшая рядом, не подпрыгивает куда-то на десятиметровую высоту!

И тогда ты ахаешь от неожиданности, и останавливаешься на первой попавшейся стоянке, чтобы пофотографировать… всё равно что. Гору, облака, причалившие к Ногириварри. Она первая на пути!

Ну как не отблагодарить её — встретившую тебя первой?!

 

 

 

 

Оказалось, что с дороги ничего особого не заснять, кроме облаков, но и это хорошо. Облака всегда красивы, когда висят вот так вот низко, зацепившись за гору.

Слава Богу, дождь на эти несколько минут притих, давая мне спокойно выйти из машины.

Следующая остановка настигла меня буквально через пять минут.

Это уже была плановая, задуманная ещё в городе Семидесяти Двух Солнечных Дней в Году, остановка для фотографирования окрестностей. Правда, в этих фотографиях есть небольшая проблема.

Или, можно сказать – лукавство.

Всё дело в том, что в Интернете можно найти просто-таки великолепные фотографии одного горного распадка.

Это одна из визитных карточек Швеции – Lapporten или Дорога в Страну Тьюн (Tjuonavagg).

Сфотографировать эти две горы — Tjuonatjåkka (Тьюнасйокка) и Nissuntjårro (Нисунтйорра) мне очень бы хотелось, конечно. Но с дороги, с шоссе, это сделать очень трудно. Есть одно только место на E10, с которого хоть как-то виден этот пейзаж.

 

 

Но именно в этом месте нет ни одной стоянки в радиусе двух километров. И в дождливую, пасмурную погоду, Лаппортен виден плохо.

Можно отъехать немного дальше и попробовать припарковаться у шлагбаума в начале дороги, ведущей на берег озера, где расположилась некая Научно-исследовательская станция Abisco.

Но потом придётся километр взбираться на загораживающий обзор холм. Продираться через кусты и перелезать через железную дорогу.

Есть ещё один путь для любителей экстремальной фотографии – доехать до ближайшего городка Abisko и оттуда отправиться в путь длиной около трёх километров по национальному парку. До точки, с которой Тьюнваг виден в полном великолепии.

Ничто из этих вариантов меня особо не привлекало.

Бродить под моросящим дождём и снимать туман хотелось меньше всего. Поэтому, у меня был запасной вариант – горы к востоку от дороги на берегу Башенного Болота.

Турнетреск (Torneträsk) – Болото среди Башен (то есть, видимо, среди гор), так уж назвали шведы чистейшее озеро, раскинувшееся у подножия гор, чем-то похожих на горы Лаппортен.

Древние саамы-лопари были гораздо более уважительны к этому озеру, называя его всё-таки озером – яври (Duortnosjávri). Но берега у этого озера-болота и впрямь топкие. Это я почувствовал на собственной шкуре.

Для того, чтобы найти необходимый ракурс, пришлось пройти от стоянки немного назад по шоссе. Потом перелезть через канаву, заросшую мокрыми кустами.

Меня соблазнила тропа, проложенная кем-то через кусты. Но этот «кто-то» оказался форменной свиньёй! Или, скорее всего – кабаном, пробирающимся здесь на водопой к озеру.

Потому что тропа, заведя меня в россыпь небольших валунов, вдруг разбежалась на несколько тропок, промятых в траве кабаньим пузом.

Ломать ноги удобнее и проще всего именно о такие валуны – небольшого размера и спрятанные в траве.

В моих планах поломка ног не значилась, конечно, поэтому, обойдя россыпи, и всё равно спотыкаясь о камни на каждом шагу, я подобрался немного ближе к берегу Турнетреск. Вот тут и почувствовал, что иду-то, собственно говоря, уже не по земле-матушке!

А по воде, яко посуху!

Точнее — по туго переплетённым на поверхности воды, корням! На которых преспокойно лежали камни, росла высокая трава, мох, кустарник и карликовые берёзки.

Этакие плавни, вроде кронштадтских. Когда не разберёшь где суша, где вода! А острова, оторвавшись от материкового основания, плывут себе по ветру, размахивая берёзовыми ветками.

Я почувствовал, что почва под ногами начала как-то странно покачиваться. Вздыхать при каждом моём шаге. И решил, что всё — дальше к воде идти не стоит.

Вдруг берег оторвётся, и я поплыву на ту сторону озера?!

Это было бы опрометчиво, ведь все путеводители твердят в один голос, что на ту сторону Турнетреск не ступала ещё нога человека!

Во всяком случае, выражение «малоисследовано» частенько сопровождает этот пограничный край.

 

 

Тоже похоже на некие ворота, не правда ли? А ведь это даже не горы! Это две небольших сопки – Bieskečohkka (Биескечокка)и Rásakčohkka (Росакчокка).

Несколько этих снимков и маленькое видео стоило мне двухсотметровой пробежки, лазания по кустам и скользким камням, и мокрых почти до пояса штанов.

Не легка ты — судьба фотографа-пейзажиста!

И пусть фотографии получились не ахти, и видео мутновато, но овчинка всё-таки стоила выделки! Есть чем подкрепить собственные воспоминания. Эти сказочные ворота на фоне озера, даже при плохой погоде — вид замечательный!

(Маленькое уточнение:

Позже, я попросил пользователей Forvo озвучить название этих гор. Оказалось, что на карте Швеции эти названия приводятся на саами — на языке саамов. И слышатся они скорее, как Беескесокка и Раасакшукка. Хотя, в написании нет таких отличий. Почему? Не знаю. Может быть свою роль играет гласный-согласный звуки в конце первого слова? Послушайте сами! —

 

https://ru.forvo.com/search/R%c3%a1sak%c4%8dohkka/

 

https://ru.forvo.com/search/Bieske%c4%8dohkka/

 

)

 

(ролик идёт без звука)

 

Стоит ещё добавить, что даже несмотря на дождь и туман, горы на этих кадрах играют с нами в привычную игру – морочат нам голову.

Кажется, за сопками особенно больших гор-то и нет! И вроде бы сёстры-Чокки возвышаются над всей окрестностью!

Но это не так. В левой – Биескечокке, на самом деле всего-то метров триста – четыреста. Даже на подробных картах её высоту не обозначают, за незначительностью.

Но как раз за ней находится семисотметровая Ravnnavarri. Правее — километровая Ribasvarri. А ещё чуть дальше, уже наполовину на территории Норвегии, прячется полуторатысячник Rivgoaivi!

Ну и как? Разглядели? «Поди-найди тут ножичек!»

 

 

В общем, обратно к машине я вернулся промокший до нитки, но довольный. И тут же дал себе зарок – не останавливаться для фотографирования гор, пока идёт дождь.

И тут же, конечно, этот зарок нарушил!

Первым соблазнительным видом явилась та же самая Биескечокка. Только в профиль.

 

 

Следом, буквально через семь километров, как только машина вынырнула из-за Kaisenjarka – горы заслоняющей вид на озеро, я остановился вновь, не выдержав столь мощного призыва: «Ну, сфоткай же меня!!!»

Ну, как можно было спокойно, не моргнув глазом, проехать мимо кутающейся в облака Ривьоайви (Rivgoaivi)

 

 

 

Мне показалось очень странным, что ледник на боку горы отражался в спокойной глади Торнетреск. По тем законам оптики, что мне известны, ледничок лежащий на склоне, в трёхстах метрах от воды, за «ступенькой», отражаться в ней вроде бы не должен.

Но потом, мне пришло в голову, что это просто-напросто чудо, подарок, которого я неожиданно удостоился от благосклонных ко мне гор.

 

 

 

Приняв это чудо с такой же благосклонностью, я сел в машину и покатил в сторону городка с интересным названием – Abisko.

Интересным потому, что на Родине Закона об Отмене Правописания каждый пишет его и произносит как хочет. То «Абиско», то «Абиску». Сначала господствовал первый вариант. Сейчас же в моду вошёл второй.

Меня всегда смущало то, что шведская буква «O» произносится как звук «У»! Так, что по идее, название города должно читаться именно как «Абиску»! Сейчас и в Google название переправили именно на это. Но правильно ли?

Движимый истовым желанием — непременно узнать, какой же из этих двух вариантов верный, я свернул к этому маленькому городку. Даже скорее посёлку и по совместительству — железнодорожной станции Abisco Östra.

На небольшой парковочке, рядом с автозаправкой, машин было неожиданно много. Никто заправляться не рисковал, но народ тусовался неслабо.

Боюсь, что туристы останавливавшиеся в этом городке год-два назад не узнают АЗС, на которой они может быть заправляли свои машины. Заправка лишилась навеса и трёх колонок из четырёх.

Да и вообще, я так и не понял, работает она или нет. Двое бельгийцев, приехавших раньше, долго ходили вокруг и чесали репы. Но заправиться тоже так и не решились.

 

 

Для того, чтобы спокойно припарковаться с прицепом, пришлось проехать всю площадку перед магазином до самого конца.

 

 

Первым делом я должен был посетить разрекламированный мне местный минимаркет. Lapporten minimarknad, в котором торгуют всякими рыболовными и туристическими вкусностями.

Меня уверяли, что запастись всем что нужно для рыбалки, лучше всего здесь — на территории Швеции. Поскольку в соседней Норвегии цены так жестоко кусаются, что впору одевать на них намордник!

Не знаю, насколько это верно.

Может быть в Стокгольме, на распродаже, и можно найти дешёвые удочки и блёсны (что, в общем-то мы с приятелями и проворачивали уже не раз). Но мне показалось, что здесь, на границе двух стран, цены были примерно одинаковыми.

Одинаково высокими!

Хотя в тот момент это меня волновало мало. Я с упоением покупал!

Пилькеры, леску, блёсны, поводки, колечки, вертлюжки и много чего ещё! Подобно толкиеновскому Горлуму, с нехорошим блеском в глазах и тихим шипением: «Моя прелесссть!»

А с учётом того, что в машине мешками лежали точно такие же пилькеры, лески, блёсны оставшиеся от прошлых поездок, полагаю, что меня просто охватило какое-то буйное рыболовно-покупательное помешательство!

С двумя огромными полиэтиленовыми пакетами, грозившими прорваться в любой момент, я выбрался из магазина. Добрёл до машины, сгрузил тяжести в переполненный багажник, и тут только вспомнил, что забыл спросить у продавца — какой из двух вариантов произношения слова Abisco всё-таки верен?

Собрался с духом, построил в уме фразу на пиджин-инглиш и отправился обратно.

Когда же я в очередной раз вышел из магазина, меня бил истерический хохот.

Не знаю, оцените ли вы всю комичность ситуации? Знатоки шведского языка, наверняка только пожмут плечами. Дескать: «И не такое видали!»

Но обо всём по порядку.

Зайдя в минимаркет, я, сразу же — чтобы не купить ещё что-нибудь, направился к продавцу, колдующему у кассы.

Молодой, колоритный швед (молодые шведы и финны умеют быть колоритными), с пушистой рыжей бородкой и колечком в ухе, подвоха не почувствовал. И на мой вопрос на пингвиньем английском: «Который имеет имя этого место? Абиско? Абиску?», смотрел на меня как на дурака всего пару секунд, не больше! За что честь ему и хвала!

Видимо, несмотря на молодость, опыта ему не занимать.

Но его ответ заставил уже меня самого застыть в ступоре, с челюстью, отвисшей почти до пола.

Я подумал, что просто ослышался! Ибо в устах местного жителя, которым несомненно являлся продавец, название города прозвучало как «Обиску»!

Я, напрягся, выходя из ступора и переспросил: «Обиску? Правый?» На, что получил чёткий утвердительный ответ: «Именно! О-б-и-с-к-у».

Я, чтобы прогнать абсолютно идиотское выражение с моего лица, рассыпался в благодарностях. И собрался обратно в кучку уже только на крыльце магазина.

Обиску!!! Обиску!!!

Это же было открытием века!!!

Меня бил истерический хохот. Вот вам и трудности перевода! Гадай-не гадай, а всё равно ошибёшься! Особенно, если полный ноль в чужом языке.

А ведь в написании названия Abisco нет никакой буквы, которая в начале слова читалась бы как звук «О»! В начале стоит вовсе не умляут (так называется у скандинавов буква «а» с кружочком наверху – «Å»). Вот умляут-то как раз и читается как «О». А тут, на ровном месте – Обиску!

 

 

Уже по приезде в город Святого Петра, я провёл некоторую исследовательскую работу на портале Forvo.

http://ru.forvo.com

(Это такой интернет-портал, на котором любой носитель языка может воспроизвести звучание любого слова. Просто записать через микрофон, как оно звучит)

И я нашёл в разделе шведского языка, слова похожие по написанию и звучанию.

Вот пара примеров. В них действительно слышно, что обычная «А» произносится как «О». Это не слишком распространённое правило. Но оно существует.

avstanna

Вот ещё пример, в котором правило присутствует аж два раза:

radarpar

Но в тот день я ещё не знал об этих правилах шведского языка. И мне казалось, что я открыл что-то совсем из ряда вон выходящее!

После такого события, прогулка по заново открытому мной городу Обиску стала гораздо приятнее.

И размышляя — где мне взять на прокат фрак, который необходим на церемонии вручения Нобелевской премии, я отправился гулять к железнодорожной станции Восточный Обиску (0биску Ё’стра).

Спустя пару лет, в Forvo, наконец-то появилось подтверждение моим словам! Пожалте бриться! —

https://ru.forvo.com/search/Abisko/

 

В принципе, весь посёлок Обиску – это пара улочек с двумя десятками домиков, кемпингом у озера, большой железнодорожной станцией. Огромным национальным парком с Лаппортен на горизонте и станцией для просмотра Северного Сияния – Abisco Aurora Sky Station.

 

http://www.auroraskystation.se/

 

Думаю, что масса туристов, желающих попасть на просмотр сеанса Северного Сияния или сфотографировать Ворота в Лапландию, здесь не переводится ни летом, ни зимой.

Странно только, что шведы, владеющие всей этой красотой, не понастроили здесь курортов и спа-гостиниц.

Впрочем, это хорошо. Ни одно здание из стекла и бетона не портит собой уникальный пейзаж.

 

 

Что до зданий из красного кирпича, то они здешний пейзаж как-то даже оживляют.

 

 

Почти как местные вездесущие воробьи.

 

 

Оживляют пейзаж и жилые деревянные домики, расставленные вдоль длинной-предлинной высокой железнодорожной платформы.

 

 

Да простят меня за этот снимок шведские горе-законодатели.

С некоторых пор, подобные снимки караются в Швеции двухлетним тюремным сроком. Почему? Частная жизнь!

Чтобы не беспокоить законодателей, попробую обрисовать следующую сценку по шведским законам.

Итак!

Около пристанционных домиков, какой-то шведский родитель номер один выгуливал своё «оно» на велосипеде…

Нет, прошу прощения у шведов, но по-русски современный шведский вариант изложения ситуации не звучит, хоть тресни!

Придётся по старинке.

Около пристанционных домиков, какая-то мама катала свою маленькую дочку, лет, наверное, четырёх, на большом велосипеде. Видимо на своём собственном.

Катала, совсем как наши мамы-папы — придерживая за руль и седло.

Пусть от седла до педалей малышке оставалось расти ещё добрых полтора метра, восторгу ребёнка не было предела!

Мы вежливо раскланялись, когда мне пришлось уступить дорогу этой счастливой процессии. Надеюсь, что в эту северную глубинку ещё не проникло чудище ювенальной юстиции, способной отобрать ребёнка у матери, «опасно» катающей своё чадо на велосипеде, не подходящем ребёнку по возрасту.

На самой же платформе народу было немного.

Пара туристов готовилась фотографировать прибывающий поезд. И вдалеке, в самом начале платформы, какой-то мусульманин творил в одиночестве вечерний намаз.

 

 

Звук поезда был уже слышен вдалеке, и я пошёл к решётке, отгораживающей железнодорожные пути, раздумывая — как бы хотелось успеть посмотреть Европу, с её музеями, статуями и картинами… пока они ещё существуют.

Когда-нибудь мусульманская религия станет в Европе главенствующей. И тогда все статуи королей и полотна с изображениями человека будут уничтожены. По закону шариата они запрещены. Это не варварство, не чья-то злая воля. Это просто такой закон и искать в нём экстремизм не нужно.

Но думаю, какое-то время у нас ещё есть.

Звук прибывающего поезда становился всё громче и громче. Со времён братьев Люмьер эта картина волнует сердца многих и многих людей в этом мире.

Какие струнки затрагивает прибывающий поезд в человеческой душе не очень понятно. Но сердце почти каждого жителя Земли тихо замирает при его появлении.

Эта сцена всегда вызывает какое-то сладко-тревожное чувство. Ожидание, то ли встречи, то ли расставания.

А может быть это способность души впитать в себя частичку незримого присутствия той дали, из которой прибыл поезд?

Как бы то ни было, я замер в ожидании, вскинув фотоаппарат на изготовку. Решил заснять такое событие в хорошем качестве.

Но, к сожалению, трансфокатор фотоаппарата не слишком приспособлен для быстрых смен плана.

Поэтому, получилось то, что получилось.

 

 

Поезд пронёсся мимо, и как всегда на душе осталось чувство грусти и расставания.

Пора была прощаться и с Обиску. Мне надо было поторапливаться.

День уже близился к ночи, а мне хотелось во что бы то ни стало заночевать уже в Норвегии.

Машина снова глотала километры.

Всё дальше и дальше от посёлка с Воротами в Лапландию, от города, готовящегося к переезду, от озера под названием «Болото».

Впереди были заснеженные горы, холодное море и новые приключения.

Глава 8. Подарок горных троллей

Яндекс.Метрика