Библиотека почти завершённого

Авторский сайт Roman ( romandc ) Dry

Страница: Глава 8. Подарок горных троллей

Глава восьмая

 

Подарок горных троллей.

 

Я выехал из стольного города Обиску в превосходном настроении!

Мне приглянулся этот пристанционный посёлок, населённый колоритными продавцами, милыми велосипедистами, бесчисленными туристами и жирными, откормленными воробьями.

Конечно, мне не удалось погулять по национальному парку, увидеть Ворота в Лапландию и посетить полуночный сеанс Северного Сияния в местном кинотеатре.

Но если представить себе, сколько прекрасного и удивительного вот так пролетает мимо глаз любого путешественника, хоть дикого, хоть организованного, можно впасть в уныние и не ездить совсем никуда!

Только падать духом не в наших правилах!

Нужно просто надеяться, что «когда-нибудь…» и делать всё, чтобы эта надежда осуществилась.

И сбудутся мечты! Обязательно сбудуться!

И я начал осуществлять «сбычу мечт».

Одна из этих самых «мечт» была прямо перед глазами!

Горы! Горы!

Как многих и многих жителей равнин, а Санкт-Петербург, это самая настоящая равнина, меня всегда тянет в горы!

Особенно в те весенние дни, когда в атмосфере что-то меняется.

Промозглая питерская небесная серость рассасывается как застарелый синяк, и на горизонте встают белые-белые пирамиды кучевых облаков! Стоит чуть-чуть включить воображение и эти облака превращаются в высоченные горные пики, до которых рукой подать.

И знакомый до последнего дорожного люка Питер превращается в нечто совершенно особенное.

В сказочный город! В Шамбалу!

И сейчас, двигаясь по дороге в сторону такой уже близкой Норвегии, я предвкушал великолепные виды горных ущелий, высоких заснеженных гор, от которых на ярком солнце прямо-таки искрит в глазах.

Правда, действительность была сурова и глаз не слишком-то радовала. По-прежнему было пасмурно и горы кутались в мягкие пушистые облака. Но дождь, слава Богу, прекратился.

Мне казалось, что постепенно мы поднимаемся всё выше и выше. Хотя, на самом-то деле, трассу Е10 не назвать хоть сколько-нибудь высокогорной. Всего несколько раз, за всю дорогу по Швеции и Норвегии, она переваливает через полукилометровую отметку. А в среднем пролегает где-то на уровне трёхсот с лишним метров.

Вот только когда вокруг тебя, то слева, то справа вырастают горные вершины, пусть и укутанные в облака, но от этого не менее загадочные и манящие, поневоле начинаешь проникаться горной экзотикой.

Чуточку экзотики и для вас. Саами, горы, шаманы:

 

Хочется несколько слов сказать про Риксгрянсен (Riksgränsen), что в переводе на русский язык звучит весьма простенько – посёлок Пограничный.

Кроме туристическо-пешеходного и спортивно-лыжного времяпрепровождения, здесь можно увидеть одно очень интересное сооружение. Выглядит оно как старинное, сравнимое по возрасту и назначению со Стоунхенджем.

Но на деле, это чудо гораздо более молодое и технически направленное.

Это Lokstall.

По-русски – паровозный поворотный круг. Находится он чуть в стороне, метрах в четырёхстах от Е10, недалеко от последнего железнодорожного вокзала на шведской территории.

Когда-то на этот круг загоняли паровозы и разворачивали их в обратную сторону – к дому.

Но сейчас надобность в подобных ухищрениях отпала – поезда идут прямиком в Норвегию, переваливая через Медвежью Гору – Бьёрнфьель (Bjørnfjell).

А поворотный круг, похожий на некое ритуальное сооружение древних викингов остался стоять. Полуразрушенный и какой-то немного неземной.

 

 

Огромное спасибо за эти снимки пользователю Panoramio JohanYlitalo. Моих фотографий этого места нет, так как этот памятник архитектуры был обнаружен мной гораздо позже.

В тот момент передо мной была лишь одна цель — граница Швеция-Норвегия.

Мне очень хотелось побыстрее пересечь её. Чтобы скинуть с себя напряжение последних дней и, наконец, начать культурно отдыхать.

Гонка должна была закончиться, а начаться – очередное преклонение перед Норвегией. Странной, парадоксальной, насквозь противоречивой всю свою историю, страной.

Я пересёк границу, словно финишную черту и остановился немного пофотографироваться. На память.

 

 

На нижней фотографии — те самые «обо», о которых я упоминаю в видео с музыкой саамов.

Обо – это очень древняя тюрко-монгольская традиция «дарения» горам, принесённого с собой камня. Горам, через которые собрался идти. Не только камня – ленточки, колокольчика, глотка спиртного.

Но также называются и сами груды камней, образовавшихся на месте ритуала.

Здесь – в горах Скандинавии, эти «груды» не чета тем, которые складывают, скажем, тибетские жители. Но, как говорится, «тоже ничего».

Как человек насквозь прагматичный, я посмеялся над этим обычаем. И, вполне возможно, зря. Может быть постройка обо, высотой хотя бы в полметра, избавила бы меня от дальнейших неприятностей!

Впрочем, для того, чтобы эти самые неприятности обошли стороной всё здешнее население, потребовался бы обо высотой до небес!

Да и то, это вряд ли бы помогло.

Потому что, стоило колёсам моей машины сделать первый оборот по норвежскому асфальту, как тут же начался дождь! Мелкий, противный, холодный. Какой-то осенний в своей неспешной, непререкаемой нудности.

И когда на обочине вдруг показался мой старый знакомый (естественно, по фотографиям знакомый) – Большой Тролль, земля вокруг него оказалась настолько раскисшей, что, ни останавливаться на ночь, ни даже особо гулять вокруг, как-то не тянуло.

Но традиция есть традиция!

Фотографирование в этом месте тоже старинный ритуал! И я пробежал десяток метров туда-сюда, выбирая места посуше и стараясь снимать окрестности из-под навесов и балконов стоящего за спиной Тролля деревянного здания. Ресторанчика и по совместительству гостиницы.

 

 

Эти две фотографии и коротенькое видео водопада – единственное, что получилось снять.

Домик под водопадом я не стал фотографировать, потому, что там, на крыльце, кто-то сидел. А Тролль и так был запечатлён на видеорегистраторе.

В общем, всё это сочетание – моросящий дождь, ямы-лужи на раскисшей площадке, полузаброшенный кемпинг-ресторан с надписью: «Дом пустой, живите кто хотите… но за деньги», навевали тоску.

И даже красивый водопад не спасал картинку от неприглядности.

Кстати, обратите внимание на белую фигуру с поднятыми руками, которую образует вода на нижнем уступе водопада. Сразу понимаешь, откуда древние саамские художники черпали вдохновение. Очень похоже на их петроглифы.

Что же касается деревянного (Или бетонного? Не щупал, не знаю) Большого Тролля, вид у него был очень уж несчастный.

С его огромного носа капали крупные капли. Вода ручейками стекала по полям его шляпы ему за шиворот, на выпуклый живот и на щегольские штаны с синими заплатками.

И, стоя босыми ногами прямо в грязи, этот сторож покинутой на произвол судьбы гостиницы, всё никак не мог решиться уйти с поста, на который его отрядили жестокосердные люди.

Мне стало жаль бедолагу.

Вот только сделать для него я ничего не мог.

Исправить погоду? Вряд ли. Этого-то я и для себя любимого не сумел. Прикрыть его чем-нибудь от дождя? Так под рукой ничего подходящего не оказалось! Я имею в виду – ничего, подходящего размера. Моя платка от прицепа ему явно была мала, а самолётных чехлов у меня собой не оказалось.

Так что, мысленно попросив у Тролля прощения за всех людей разом, я отправился дальше.

И, может быть, эта самая моя жалость тут же подарила мне нечто, вполне замечательное на вид.

Горы, по всей видимости, тоже сжалились надо мной. Слегка расступились и открыли маленький, вполне себе райский уголок.

Вначале мне показалось, что я набрёл на обычную площадку для пикников в небольшой горной долинке. Там было старое кострище. Валялось множество камней, и на некоторых явно кто-то сидел до меня.

А проехав по камням чуть подальше – за кусты, я решил, что это начало какого-нибудь популярного пешеходного маршрута. Туристической тропы. Ибо создавалось впечатление, что тропинки здесь кто-то специально посыпал мелкими белыми камешками.  Так иногда делают, обозначая точки маршрута.

Мне вовсе не улыбалось разбить лагерь в самом центре какого-нибудь места сбора туристических групп, но потом, я всё же понял, что никто тропы не обозначал. Они сами по себе были такие!

Там, где не осталось мха, проступали эти же белые камешки. Ими была буквально усыпана вся местная поверхность земли.

Сказать по правде, я был в полном восторге от своей находки! Местные тролли мне преподнесли самый настоящий царский подарок! Ликованию моему не было предела.

Мне казалось, что я и в самом деле попал в райские кущи.

Вот достаточно большое видео с участием тролля, водопада и райского местечка.

 

Я хоть и не считаю себя человеком излишне суеверным, но есть один простенький ритуал, который я время от времени провожу. Сродни постройке обо.

Не из какого-то суеверного страха, а просто из чувства комплиментарности. И ещё потому, что: «Есть многое на свете друг Горацио, что и не снилось нашим мудрецам!».

Много-много веков, самые различные народы используют возлияния спиртосодержащими жидкостями, чтобы задобрить самых различных «хозяев» тех мест, в которых эти народы обитают.

Льют спиртное в воду, если хотят умаслить местного водяного. Льют на камни, если им нужен непременный «одобрямс» владыки гор.

Вот и я, попадая в незнакомое место, расположенное далеко от дома, стараюсь подружиться таким же способом с гипотетическим местечковым властителем.

Как говориться: «От нас не убудет, а человеку приятно!»

Вот только эффект от такого действия скорее обратный.

В 2009-м году, в лесу около Рованиеми я смочил мох финской водкой. На следующее утро пошёл снег, и это в конце июня!

В 2012-м, на западе Норвегии, на островах коммуны Austevoll, я вылил в море немного спирта. В результате, на следующий день лил дождь и дул очень сильный ветер.

Нет, может быть, конечно, мои возлияния заканчиваются для местных жителей дичайшим похмельем! Не каждый же день их так угощают!

Но, с другой стороны — что мы знаем об их жизни? Да вообще ничего. Может быть то, что мы считаем плохой погодой, для них наоборот – курорт? А солнечно, тепло и сухо – причина простудных заболеваний.

Так что определённые сомнения у меня всё-таки были, когда я вылил на камни, в которые заехал, немного фирменного монастырского вина.

Но традиция есть традиция!

Что явилось причиной последующих событий, не имею никакого понятия. Может быть то, что вино было из монастыря? Или то, что оно почти не содержало в себе спиртов?

Или может быть я схлопотал этакое «огромное спасибо» на тролльский манер? Не знаю. Но то, что началось через некоторое время после этого, проявлением гостеприимства или хорошего расположения, назвать никак нельзя.

Опять же, с человеческой точки зрения.

Меня разбудил какой-то грохот.

Кто-то, завывая, грохотал по окружающим камням, по редким листьям карельской берёзки за окном и по крыше палатки так, как будто пытался достучатся до кого-то, живущего у центра Земли!

Спросонья я не сразу сообразил, что это просто дождь. Но какой!

Действительность выглядела весьма жутко.

Шум стоял неимоверный! Было такое ощущение, что на палатку низвергается целый водопад!

Одновременно, сквозь этот грохот, слышался нарастающий гул! Будто ветер, словно поезд набирал скорость, несясь на меня с горы! И палатка начинала хлопать боками, как заполощеный парус!

Я окончательно проснулся и почувствовал, что здорово замёрз. Меня буквально колотило, и зуб не попадал на зуб.

Всё тепло из палатки давно выдуло, а я, по сформировавшейся привычке, лёг спать только под двумя китайскими пледами, пренебрёгши спальным мешком.

Впрочем, в мешок меня в данный момент совсем не тянуло.

Мне казалось, что маленькие озерца по соседству, от такого ливня, вот-вот выйдут из берегов!

Я всё время смотрел на поверхность воды, которую мне было видно из окна, пытаясь определить, насколько быстро поднимается её уровень.   Перед глазами вставала одна и та же картина — меня, подобно Шурику из «Кавказской пленницы», подхватывает течением и стремительно уносит в спальном мешке куда-то вниз, в ущелья!

А в голове снова и снова вертелась фраза, произносимая нежным голосом Натальи Варлей: «А спать вы стоя будете? Время!»

Спать стоя я не собирался. Я не лошадь.

Спать лёжа я не мог. Я по-прежнему мёрз под двумя пледами и прислушивался к нарастающему вою над головой. Точнее – шуму ветра, время от времени набиравшему силу и каждый раз заканчивавшему свой очередной рывок странным многоголосым гулом.

Не знаю, сколько времени я так промаялся, пытаясь убедить себя, что наводнение мне не грозит.

Никакого изменения уровня воды в озерцах я не замечал. И, слава Богу, на улице было светло! На Севере царили белые ночи!

Не представляю, что бы было со мной при таких условиях, в темноте!

Признаюсь по секрету – я страшный трус! Особенно когда в голове всплывают всякие-разные нехорошие истории о путниках, застигнутых в норвежских горах непогодой.

Надо было что-то делать. Раз уж уснуть не удаётся.

И, чтобы не заработать от мыслей вздутие живота, я встал. Выглянул наружу.

Да, ветер был сильным. Но, несмотря на громогласность, не таким, который мог бы опрокинуть прицеп-палатку, прицепленную к автомобилю.

Найдя в багаже крепкий туристический шнур, я привязал палатку к деревьям, решив, что карликовым берёзкам можно довериться в этом вопросе. Они достаточно гибки, чтобы не сломаться от рывка палаточной ткани. И их корни просто обязаны глубоко уходить в скалу, иначе их бы вырвало первой же бурей!

Обезопасив себя таким образом от сдутия и смытия, я снова залез в прицеп. Потом подумал, что от добра добра не ищут и, плюнув на всё, разжёг газовую печку.

Справедливо рассудив, что угореть мне в таких условиях не суждено.

Палатку снизу продувало насквозь – я поленился вечером закрепить нижний край ткани как следует. Но печка заработала, я угрелся и незаметно уснул.

Очнувшись утром (слово «проснувшись» в данном случае не подходит никоим образом), я обнаружил себя достаточно живым и здоровым чтобы почувствовать резкую, неприятную боль в горле.

Мой нос заложило накрепко, как будто кто-то ночью залил в него свинца, и теперь я мог дышать только ртом. И гнусить, здороваясь с видеокамерой: «С добдым утдом!»

Из «подарков» местных троллей, этот был, пожалуй, самым неприятным и раздражающим. Простудиться в такой поездке, ещё даже ни разу не выйдя в море – это уж совсем нехорошо!

 

Одно только радовало – палатка не промокла насквозь и почти не протекла, выдержав такой сильный ливень стоически.

Только в одном углу, там, где ветер задувал под клапан, ткань намокла и потемнела.

Ливень, как и ветер, к утру тоже стих. Но мелкий дождик продолжал накрапывать время от времени. А это означало, что палатка не успеет высохнуть к нашему отъезду из «райского» уголка.

Как бы там ни было, но нужно было шевелиться, чтобы убраться отсюда как можно скорее.

Поэтому, я мужественно почистил зубы, позавтракал и к одиннадцати часам по московскому времени был уже полностью готов в путь-дорогу.

Вот только покинуть место стоянки удалось не сразу.

Заехал-то я за кусты достаточно легко, но вот выехать обратно легко не получилось. Камни будто специально цеплялись за колёса! Не пускали ни вперёд, ни назад. Расставаться с добычей так скоро им явно не хотелось.

Пришлось отцеплять прицеп и разворачивать всё своё движимое имущество по очереди.

Когда же я, наконец, выбрался на дорогу и проехал пару сотен метров, тучи вдруг разбежались в стороны, открыв круглый, яркий глаз голубого неба.

Горы сказочно осветились, и я наконец-то увидел причину воя, который не давал мне спать. Причину моего ночного кошмара, который, помимо потопа, пугал меня почти всю ночь.

На небольшой горушке крутился десяток норвежских ветряков-электрогенераторов.

Эти механизмы снабжены тормозной системой, и останавливают бег своих лопастей, чтобы слишком сильный ветер не раскрутил их свыше меры.

И ветер начинает жутко гудеть, обтекая замершие лопасти. А когда ветряков много, этот звук усиливается многократно.

Его-то, видимо, я и слышал, проснувшись среди ночи.

 

 

 

Однако, пора было двигаться в путь. Несмотря на больное горло, чувствовал я себя, скажем так – достаточно сносно, чтобы продолжать движение.

Впереди была дорога до самой крайней точки Лофотенских островов – до города под звучным и гордым названием «О»!

Lofoten»!

Я очень сильно надеялся, что все трудности, которые мне ниспослала судьба, уже позади. Что впереди меня ждёт только лето, солнце, горы, море, заслуженный отдых и красоты Лафотен!

Мог ли я предположить, как всё будет в действительности?

Глава 9. О, Норвегия!

Яндекс.Метрика